Полная версия

Advance: почему американцы выбирают президентов-радикалов

  24 января 2021, 18:15 362

Через несколько дней Дональд Трамп уже не будет президентом. Америка в каком-то смысле возвращается к «обыденности», и многие в эти дни спрашивают: «А что вообще произошло? Как с Америкой, чья политика на протяжении десятилетий была намного более предсказуемой, чем сейчас, и даже «скучной» (вспомним выборы 2012 года, Обама против Ромни), мог приключиться «трампизм»?
В среду состоится инаугурация, и поскольку порядок во время нее будут обеспечивать 20 тысяч солдат (это больше, чем количество американских военных, которые сейчас находятся в Ираке и Афганистане вместе взятых), то все должно пройти мирно. Страсти улягутся, и тогда можно будет наконец подвести итог полному перипетий президентскому сроку Трампа. Почему пока сделать это трудно? Из-за самого Трампа и его непредсказуемости. Пока Трамп окончательно не покинул Белый дом, нельзя рассуждать о том, каким на самом деле был его мандат. Возьмем, к примеру, утверждение, которое часто звучит, когда речь заходит о плюсах Трампа: «Трамп не начал ни одной новой войны». Да, правда, но еще нужно дождаться, когда он отдаст власть, чтобы с полным правом это утверждать. Ведь, судя по всему, перед штурмом Конгресса он не раз рассматривал вариант вооруженного конфликта с Ираном…

По прошествии времени, однако, уже можно поговорить кое о чем с уверенностью. Я имею в виду причины, которые привели к избранию Трампа четыре года назад. Внутренние американские проблемы создали ситуацию, которая неизбежно вылилась в появление радикального кандидата, и произошло это одновременно по обе стороны политического компаса. Единственное различие в том, что Республиканская партия, более оппортунистская, чем ее соперники, позволила радикальному кандидату, то есть Дональду Трампу, стать официальным кандидатом в президенты Соединенных Штатов. Тогда как Демократическая партия не сделала ставку на сенатора от штата Вермонт.
Берни Сандерс не был «коммунистом», а Дональд Трамп — «фашистом», но для американской политики, которая на протяжении десятилетий не отклонялась от широко понимаемого центра (и Демократическая и Республиканская партия уже много лет «сближаются» в том, что касается ключевой, а не социальной политики), оба были «ультрарадикалами».
Американские проблемы, а по сути это экономические проблемы, возникшие из-за нападок и ударов разнузданного либерализма по среднему и трудовому классу, можно было на самом деле решить всего двумя реальными способами. Первый — конструктивный, поворот к социальному государству и всему, что предлагал Берни Сандерс: нормальная система здравоохранения по европейскому образцу, бесплатное образование, защита трудящихся, построение дополнительной социальной сети, которая защитила бы трудящихся от произвола американского капитализма.
Сандерс, сенатор, который занимался политикой в США многие десятилетия, почти в мановение ока превратился в национальную сенсацию с огромной группой поддержки. На встречи с ним приходило много народу. Было много эмоций. Правда, истины ради надо сказать, что в смысле эмоций этим собраниям не уступали и встречи с Дональдом Трампом. С другой стороны, второй кандидат, Хиллари Клинтон, как и Берни Сандерс в прошлом году, не вызывала особого энтузиазма, и это не удивительно, поскольку многие избиратели понимали, что этот тип политиков «не вариант».
Хиллари Клинтон проиграла на выборах 2016 года, и ничего удивительно тут нет. Не удивляет и то, что Трамп проиграл в 2020 году. Если бы Демократической партии хватило ума позволить выйти на ринг самому популярному кандидату, а почти по всем опросам Берни Сандерс победил бы Дональда Трампа, то сегодня была бы совершенно другая ситуация, намного более благоприятная (хотя и Сандерс не идеален; некоторые его внешнеполитические воззрения, мягко сказать, «смущали»).
Сандерс и Трамп предлагали решения. Один — с левой перспективы, а другой — с правой, и кое в чем они неминуемо пересекались. Они не моги не пересекаться, учитывая вышеозначенные главные американские проблемы, связанные с экономическим существованием миллионов людей. Сандерс предлагал обратиться к расширенной государственно-социальной модели, а Трамп обещал вернуть рабочие места, которые из Америки перенесли в Азию. Конечно, Трамп облек эту идею в невероятно токсичную право-популистскую риторику, как это часто бывает во времена экономического кризиса.
Если спросить у корпораций, а точнее капиталистического класса, то и для них более приемлем Трамп, который снизит им налоги, чем Сандерс, который их повысит! Конечно, больше всего их устраивает «проверенный вариант», и его они получили в лице Байдена.
Базовая и структурная проблема Соединенных Штатов — это ее экономическая модель. Но Трамп переключил внимание на иммигрантов, на необходимость построить стену вдоль границы с Мексикой. Тем самым он на старте присвоил голоса той части Америки, которая все еще смотрит на США через очень специфическую, если не сказать расовую, призму. Трамп, будучи хитрой «медиа-персоной», знал, как всегда можно завуалировать свои заявления так, чтобы никто его ни в чем не мог потом упрекнуть. Но при этом костяк его избирателей чувствовал, что Трамп обращается именно к ним. Свой лозунг «Сделаем Америку снова великой!» он никогда не связывал с каким-то временным периодом, когда Америка была «великой». Трамп оставил своим избирателям подумать над этим, и поэтому многие пришли к выводу, что, вероятно, речь идет об эре, когда белые англо-саксонские протестанты (WASP) доминировали в США.
Что касается ключевых экономических тем, то Трамп высказал некоторые предложения, которые помогли бы исправить существующую в Соединенных Штатах ситуацию, но так их и не реализовал. Глядя с этой перспективы, кажется, что Трамп и не собирался. Например, он говорил, что он вернет рабочие места обратно в Америку, что снова нарастит производство и что «made in USA» («сделано в США») снова станет знаком качества. А что он сделал за четыре года правления? Почти ничего. Более того, он даже еще больше осложнил ситуацию. Его торговая война с Китаем не помогла американским трудящимся, потому что Трамп и не собирался помогать им. Сам Трамп несколько раз говорил, что хочет достигнуть с Китаем «договора», который открыл бы огромный китайский рынок для американских корпораций. А что «простому американцу» с того? Только ускоренная потеря рабочих мест.
Соратники Трампа провели четыре года, и так и эдак нападая на крупные китайские корпорации, прежде всего высокотехнологичные, такие как Huawei, и жестоко боролись за то, чтобы остановить прорыв китайских компаний в Европу. Зачем? Чтобы помочь «американским трудящимся»? Конечно, нет. Тем самым они помогали только американским транснациональным компаниям, которым все труднее угнаться за китайским технологическим взлетом.
Что было бы, если бы победило второе «радикальное» крыло американской политики? Трудно сказать, так как Демократическая партия лишила Берни Сандерса шанса дважды. Да, в конце прошлой весны он сам открыто поддержал кандидатуру Джо Байдена, и это говорит о том, что Берни не такой уж «радикальный», как о нем говорят его сторонники.
И где Америка теперь? Она в очень тяжелой ситуации. Если бы на смену Трампу пришло социально-прогрессивное крыло, Сандерс или кто-то вроде него (пусть даже Эндрю Ян с его идеей базового необходимого дохода, хотя реально у него не было шансов на выборах), то, возможно, мы могли бы говорить о более благоприятной перспективе. Пусть непростой, но более благоприятной. Приход к власти Джо Байдена означает, что лучшего ждать не приходится, так как он продолжит ту же политику, которая довела американцев до той ситуации, в которой им приходится покидать свою «зону комфорта» и делать выбор в пользу радикального кандидата. Сандерса их лишили, и поэтому они решили голосовать за Трампа (не секрет, что часть избирателей Сандерса в 2016 году голосовала за Трампа). Ясно, что на этот раз поступить так же они не могли, и не только потому, что им надоел вид и риторика Трампа, но и потому, что они видели, что «Трамп — ноль». Его «столкновение с глобалистами» свелось к популизму и пустой риторике. Поэтому, в частности, Трамп проиграл эти выборы (понятно, что свою лепту внес и коронавирусный кризис).
Джо Байден, пробудь он у власти четыре или восемь лет (или, возможно, из-за его возраста произойдет трансфер власти вице-президенту Харрис), продолжит дело, начатое Обамой, Бушем, Клинтон… Он не отступит от основных принципов, и неолиберальная Америка, которая работает на корпорации, а не на народ, сохранится (не то чтобы этот рост замедлился при Трампе). Это означает, что напряженность, которая ощущается сегодня, будет только нарастать. Ясно, что часть населения поймет ее по-своему и трансформирует в расовую, идеологическую, политическую, а также социальную напряженность. Поэтому есть реальная опасность конфликта внутри Соединенных Штатов. Однако главная причина — в экономической напряженности, и она порождает все остальные. Расистский «Ку-клукс-клан» (ККК) появился в середине XIX века, а в 20-е годы ХХ века пережил ренессанс. Почему это произошло именно тогда? Что послужило «спусковым крючком»? Экономический кризис, разумеется. Кризис, в котором еще вчера живший спокойно класс ощутил угрозу для себя.
Все самые худшие периоды новой истории, все самые жестокие власти «подкатывали» вместе с волной глубокого экономического кризиса и психологической неуверенности масс. Углубление подобного кризиса неизбежно выведет подобных игроков на первый план во власти, и никакой медиа-блокадой или закрытыми онлайн-страницами их будет не остановить. Решение только одно, и оно всегда носит экономический характер, а не политико-риторический. Однако в современной Америке за несколько дней до инаугурации Байдена это решение, как кажется, отброшено дальше, чем когда-либо. В перспективе — одни «бинты», которыми так и не смогут прикрыть тяжелые раны трудящихся, какой бы расы или религии они ни были.

Источник
Новости партнеров
Загрузка...