Полная версия

Асахи Симбун: острова давно принадлежат Японии, возвращать нечего?

  11 января 2019, 11:00 1214

В 2019 году наступит момент истины для российско-японских отношений. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ испытывает непреодолимое желание решить проблему «северных территорий» во время своего пребывания у власти и заключить с Россией мирный договор.
Премьер Абэ будет возглавлять Либерально-демократическую партию Японии до сентября 2021 года, и это означает, что у него есть еще определенное количество времени, однако несмотря на это, если в течение 2019 года не утвердится курс, существует опасность того, что время может истечь.
Я думаю, что среди всех японских премьеров именно Абэ проявил наибольший энтузиазм в отношении переговоров с Россией. Если усилия премьера Абэ не увенчаются результатом, может возникнуть обратная реакция, и для российско-японских отношений наступит зима. Я работаю в организации, продвигающей экономические отношения между Японией и Россией, и у меня возникли именно такие опасения.

Итак, в этой статье я хочу рассказать о начальном периоде, когда Япония и Россия пытались наладить дипломатические отношения. Если сравнить с нынешними временами, когда существует сложная территориальная проблема, то те события могут показаться безмятежно-счастливыми.
Тем не менее, именно существование сложной проблемы толкает на новый подход; требуется мыслить шире, учитывая исторические аспекты. Надеюсь, моя скромная статья будет представлять из себя в этом плане разминку для мозгов.
Сказание о «Диане» и «Хеде»
Речь идет о середине XIX века, когда в Японии был период Каэй, а в России правил император Николай I. Место действий — полуостров Идзу в нынешней префектуре Сидзуока. Известно, что в Симоде, расположенном на юге Идзу, зародилась дружба между Россией и Японией, однако деревня Тода, находящаяся на западе Идзу и выходящая в залив Суруга, также оставила след в истории российско-японских отношений. В настоящее время Тода — это небольшое рыбацкое село, относящееся к городу Нумадзу.
В 1852 году по приказу Николая I адмирал Путятин отправился в Японию, чтобы начать переговоры об установлении с ней дипломатических отношений. В декабре 1854 года в порт Симоды, который был выбран Сёгунатом в качестве места проведения переговоров, зашел фрегат «Диана» с возглавляемой Путятиным российской делегацией на борту.
Начались переговоры с японской стороной, которую представлял Тосиакира Кавадзи (Toshiakira Kawaji).
Тем не менее, в декабре 1854 года, сразу же после этих событий, в регионе Токай произошла серия землетрясений. «Диане», находящейся в Симоде, был нанесен серьезный ущерб. Были даже жертвы среди членов экипажа. Есть информация, что делегация Путятина спасла нескольких японцев, которых смыло цунами.
Российской стороне потребовался ремонт корабля, и поврежденную «Диану» решили отбуксировать в Тода. Тем не менее в январе 1855 года «Диана», двигавшаяся на север, не смогла зайти в порт Тода из-за сильного ветра и волн. Фрегат занесло в район устья реки Фудзи. Несмотря на это, все 500 членов экипажа благополучно добрались до берега не без помощи местных рыбаков. «Диану» вновь начали буксировать в направлении Тода, однако опять усилился западный ветер, и фрегат затонул в заливе Суруга.
Делегации Путятина пришлось строить корабль в Тода для того, чтобы вернуться в Россию. Российские инженеры и корабельные плотники из соседних японских деревень приступили к строительству на основе чертежей парусного судна, которые хранились на «Диане».
Несмотря на различия языков и единиц измерения, корабль водоизмещением 100 тонн удалось построить всего за три месяца. Говорят, мастерство японских корабельных плотников поразило русских. Путятин назвал успешно спущенный на воду корабль «Хеда», отдав дань уважения местным жителям.
В феврале 1855 года Путятин подписал в Симоде договор с Японией о дружбе. Делегация, успешно завершившая свою миссию, вернулась в Россию на шхуне «Хеда» и американских кораблях.
«Хеда» — это первый настоящий европейский корабль, построенный в Японии. Впоследствии Путятин писал: «Строительство „Хеды" сплотило нас и японцев. Одновременно это положительно скажется на российско-японских отношениях в будущем». Японские корабельные плотники, участвовавшие в строительстве «Хеды», внесли ощутимый вклад в японское кораблестроение.
Военный вертолет Ми-8 на острове Итуруп
Эпизод из истории подписания Симодского трактата
Договор о дружбе с Россией, подписанный в феврале 1855 года, называют Симодским трактатом.
Путятин произвел позитивное впечатление на Тосиакира Кавадзи, который вел с ним переговоры. В одной из книг писателя Акира Ёсимура есть следующие слова Кавадзи: «Путятин, который младше меня на два года, занимает должность при императоре. Он — высокоинтеллектуальный человек. Во время переговоров Путятин делает острые замечания и спокойно выслушивает возражения. Он отличается от американского офицера Мэтью Перри, который постоянно угрожает, основываясь на военной силе. Путятин пытается вести обсуждение спокойно, учитывая обстановку в стране».
Сейчас у России имидж опасной страны, однако тогда она выгодно контрастировала с США.
В соответствии с Симодским трактатом пролив Фриза стал официальной государственной границей между Российской империей и Японией. Итуруп был таким образом полностью уступлен Японии, а Уруп превратился в самый южный остров России в Курильской гряде. Очевидно, что четыре северных острова — японская территория. Примечательно, что Путятин был готов не зацикливаться на вопросах, касающихся границ, в случае развития торговых отношений с Японией.
В современном мире государство отдает наивысший приоритет именно территориальным проблемам, а торговле уделяется второстепенное внимание. Тем не менее история заставляет задуматься о том, что национальные интересы могут стать другими в результате изменения различных условий.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник
Новости партнеров
Загрузка...