Полная версия

БН: Москва и Вашингтон взяли Лукашенко в клещи

  26 октября 2020, 12:15 658

25 октября в Минске снова гремело, как на войне. Это когда в районе Орловской [улицы] силовики принялись разгонять светошумовыми гранатами марш тех, кто требует, чтобы Александр Лукашенко ушел [в отставку]. По некоторым данным, применялись и резиновые пули. Схваченных людей снова клали лицом в асфальт. Очередной жестью (причем не только в столице, но и в Гродно, других городах) режим показывает, что уступать не намерен. Однако на самом деле вождя зажимают в клещи.
Эта воскресная акция оказалась, по-видимому, самой массовой после 30 августа, когда белорусы «поздравляли» Лукашенко с днем рождения. По оценкам независимых СМИ, ныне вышло от ста до двухсот тысяч человек. В общем, государственная пропаганда поторопилась с заявлениями, что протест сдулся.
И надо думать, что мобилизующим фактором стал нашумевший ультиматум Светланы Тихановской. Кроме того, борющихся за смену власти наверняка приободрила отмена намечавшегося тоже на воскресенье митинга в поддержку Лукашенко. Этими судорожными движениями власти выдали свою неуверенность, нервозность.

Поддавливают и Москва, и Вашингтон
На этой неделе два сильных внешних игрока — Россия и США — настойчиво потеребили Лукашенко. 22 октября прилетел директор Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин, который демонстративно передал привет от Владимира Путина.
Также Нарышкин муссировал тему конституционной реформы, вроде бы далекую от его профиля. Путин тем временем на форуме «Валдай» заявил, что жесткость (конечно, точнее было сказать: жестокость) силовиков в Белоруссии, возможно, была неоправданной и что в таком случае должны ответить те, кто это допустил.
В общем, очевидны две вещи: Москва, во-первых, не в восторге от дуболомных методов белорусских властей в контексте сурового внутриполитического кризиса и, во-вторых, настаивает на более-менее пристойном (а не совсем уж пародийном, как сейчас) диалоге об изменении конституции и на новых президентских выборах после ее принятия (причем, как можно понять, на выборах без Лукашенко).
Мы не знаем, что ответил Лукашенко Нарышкину. А вот позвонившего 24 октября госсекретаря США Майка Помпео белорусский вождь пытался уверить, что все о'кей. По сообщениям госСМИ, он «рассказал собеседнику о национальном диалоге, который сейчас активно ведется в Белоруссии». Да уж, куда активней. Вождь даже в СИЗО КГБ ради этого сходил. Правда, предложенная им игра в имитацию, похоже, не особо вдохновила политических узников.
Еще зажигательнее выглядел диалог в это воскресенье — силовики ответили вышедшему на улицы народу на языке гранат (спасибо, что не боевых) и пуль (пока только резиновых).
Вообще отчет белорусского официоза о телефонном разговоре с Вашингтоном «улыбает». Можно подумать, что главе Госдепа перед тамошними нервными выборами президента (исход которых, в отличие от «выборов» в Белоруссии, трудно предсказуем) больше делать нечего, кроме как звонить в Минск ради трепа об обстановке в мире и выслушивания пожеланий Дональду Трампу.
Позже пресс-служба внешнеполитического ведомства США сообщила, что в этой беседе госсекретарь «призвал к полному освобождению и разрешению немедленного выезда из Белоруссии незаконно задержанного гражданина США Виталия Шклярова» (белорусская сторона упомянула об этом эвфемизмом — «говорили о судьбе» без упоминания фамилии). Помпео также «в очередной раз заявил о том, что Соединенные Штаты поддерживают стремление белорусского народа к демократии» (читай: вписался за противников Лукашенко).
Политических придется понемногу выпускать
Шкляров (который, похоже, просто попал под раздачу, приехав на родину в неудачное время, когда власти лихорадочно выискивали забугорных кукловодов), как известно, еще до этого звонка из Госдепа был вызволен из СИЗО, а потом даже избавлен от домашнего ареста.
Это был, надо думать, не случайный прилив гуманизма. По поводу освобождения Шклярова Вашингтон вел речь еще раньше. Так что этого бедолагу репрессивная машина режима, вероятно, будет вынуждена окончательно выпустить из своих железных лап уже вскоре.
Также, по логике вещей, должен продолжиться выпуск других политических заключенных. Лукашенко, конечно, хотелось бы, чтобы те выступили на подтанцовке в процессе имитации широкого общественного диалога (пока это действо разворачивается только на невразумительных официозных «диалоговых площадках»). Но там, за решеткой, в основном крепкие орешки. Так что придется понемногу выпускать в любом случае.
Давно ли Лукашенко вещал, комментируя протесты: «Нам готовили эту вот заварушку… Планируют все это и направляют США, а европейцы подыгрывают». Теперь, как видим, он вынужден пусть и неискренне, но отчитываться перед этим гадким дядей Сэмом о диалоге с внутренними оппонентами.
А что поделаешь, если и Москва прижала, и обрушение западного вектора сулит колоссальные проблемы без того задыхающейся, как ковидный больной, экономике. И, главное, протесты не утихают, как ни поливай этих упертых людей из водометов, сколько ни молоти дубинками и ни сажай под арест.
Простора для маневра у вождя все меньше
Как видим, в плане геополитическом белорусский вождь попал в клещи: с одной стороны уже ощутимо дергает Кремль, недовольный очередными вывертами скользкого партнера, с другой — поддавливает Запад, который не может поступиться принципами. По логике, Минск сейчас снова попытается (похоже, уже пытается) сыграть на противоречиях между центрами силы. Но веры окончательно запутавшемуся в показаниях белорусскому начальству нет ни на Западе, ни на Востоке. Внешние игроки будут прессинговать, настаивать на выполнении обещаний.
Вдобавок не ослабевает внутреннее давление в белорусском политическом котле, а экономические перспективы все печальнее.
Ультиматум Тихановской вряд ли сразу будет реализован в полной мере, но он, с одной стороны, мобилизует, усиливает мотивацию борцов за новую власть, с другой — создает дополнительный стресс для режима, заставляет его делать новые ошибки, ослабляющие систему и подогревающие недовольство, протесты.
Лукашенко хочет показаться крутым: вот вы ультиматум выставили, на Вашингтон надеетесь, а я вам все равно устрою жесть. Но обстоятельства таковы, что вождю режима придется лавировать, уступать, при том что простора для маневра будет оставаться все меньше.

Источник
Новости партнеров
Загрузка...