Полная версия

Бразильский раскол

  12 октября 2018, 00:30 345
В Бразилии завершился первый тур выборов президента страны. После «выбивания» из избирательного процесса самого популярного политика – экс-президента Луиса Да Силвы – свои позиции резко укрепил представитель Социал-либеральной партии Жаир Болсонару (на фото), не скрывающий ультраправых взглядов и проамериканских симпатий. Однако сил для победы в один тур у него не хватило. Подготовка же ко второму будет проходить в очень неспокойных условиях.
Политика расколола страну примерно пополам, и сторонники разных кандидатов теперь разъярены, буквально готовы вцепиться друг другу в горло.

От демократии к диктатуре и назад
ХХ век принес Бразилии целый ряд крайне правых режимов, самым жестоким из которых оказалась военная диктатура 1964-1985 гг. В 1961 году в результате отставки президента Жаниу Куадруса первый пост в стране занял бывший до этого вице-президентом юрист Жуан Гуларт. Опираясь на поддержку большей части населения, Гуларт стал проводить умеренные левые реформы – ограничил вывод капитала из страны, национализировал коммуникационные компании, пересмотрел политику добычи полезных ископаемых и восстановил дипломатические отношения с Советским Союзом. Местным правым радикалам, ориентированным на США, этого оказалось достаточно для того, чтобы объявить Гуларта «коммунистом» (это притом, что во время его правления даже не был снят запрет на деятельность местной компартии). В 1964 году бразильские военные подняли антиправительственный мятеж, и президент вынужден был бежать в Уругвай, где спустя 12 лет умер. По информации из некоторых источников, он был отравлен в рамках проводимой совместно спецслужбами США и ряда латиноамериканских государств операции «Кондор».
В Бразилии тем временем был установлен жесточайший репрессивный режим. Президентами становились генералы. Наемных работников лишили коллективных договоров, права на забастовки и демонстрации. Для подавления оппозиции власти создали эскадроны смерти.
В 1979 году представители хунты под давлением общественности были вынуждены пойти на некоторые политические послабления, а в 1985-м, после массовых протестов населения, военная диктатура пала. Затем почти двадцать лет у власти в Бразилии находились либералы, однако они не смогли решить базовых социально-экономических проблем страны. Для крупнейшего государства Южной Америки оставались характерны массовая бедность и зашкаливающее имущественное расслоение населения.

Левый поворот
Изменить курс страны смог только Луис Да Силва, известный под прозвищем Лула. Он – выходец из бедной рабочей семьи. С 14 лет будущий президент сам работал у станка, а в 19 – потерял на производстве палец. После того, как его, покалеченного, не захотели принимать сразу несколько больниц, Да Силва понял – в стране что-то идет не так, и заинтересовался политикой. В 1980 году он принял участие в создании левой Партии трудящихся. С 1989-го Лула стал баллотироваться в президенты страны, но одержать победу смог только на выборах 2002 года. В результате его умеренных левых реформ, Бразилия сделала настоящий социально-экономический рывок – уровень бедности в стране упал на 50%, а 12 миллионов беднейших семей стали получать социальную помощь при условии посещения их детьми школы. Благодаря экономическим успехам Да Силва благополучно переизбрался на должность президента во второй раз, а в 2010 году – содействовал избранию новым главой государства своей единомышленницы – Дилмы Русеф, которая при хунте сидела в тюрьме и подвергалась пыткам. Русеф продолжила политику Да Силвы, и в 2014 году также повторно победила на президентских выборах.
Власть левоцентристов, налаживающих отношения с Россией, Индией и Китаем, не устраивала представителей крупного и среднего бизнеса, ориентированных на США.
В 2014 году была развернута кампания по дискредитации Да Силвы и Русеф. Политиков обвинили в том, что они якобы были вовлечены в коррупционные схемы нефтяной компании Petrobas.

Бархатный переворот
Возможно, попытки отстранения левых от власти и не увенчались бы успехом, но правая оппозиция смогла перетащить на свою сторону партнера Русеф по коалиции – лидера популистской Партии бразильского демократического движения и вице-президента страны Мишеля Темера. Он согласился поддержать импичмент своей союзницы, после чего сам занял президентское кресло.
При Темере страна погрузилась в жесточайший экономический кризис. Самого президента уличили в причастности к коррупционным схемам. Вспыхнувшие в 2017 году протесты Темер подавил силой, это также не содействовало росту его популярности. Летом того же года его рейтинг рухнул до уровня исторического национального антирекорда – 7%. Продвигая интересы крупного капитала, Темер пытался ликвидировать один из самых больших в мире заповедников – Амазонский, но после новых протестов населения вынужден был пойти на попятную. В общем, еще задолго до очередных выборов стало ясно, что никаких шансов удержаться в президентском кресле у предавшего Русеф Темера – нет.
Судя по данным социологических опросов, народ видел на должности главы государства только одного человека – Да Силву, который к этому времени успешно прошел лечение от рака, выявленного у него в 2011 году. Но с ростом рейтинга экс-президента росла и серьезность обвинений в его адрес. 12 июля 2017-го экс-президент был приговорен за «пассивную коррупцию» к 9,5 годам тюрьмы. В начале 2018-го апелляционная инстанция ужесточила наказание до 12 лет и 1 месяца лишения свободы. В апреле текущего года суд принял решение о помещении бывшего главы государства под стражу, и Да Силва сдался властям. При этом его рейтинг продолжал расти, достигнув, по некоторым данным, уровня 47%.
В условном втором туре Да Силва, по мнению социологов, выиграл бы у любого оппонента. Политологи шутили о том, что в президентскую резиденцию Лула, по-видимому, переедет прямо из тюремной камеры.
«Родная» Да Силве Партия трудящихся запустила процедуру регистрации его для участия в избирательной гонке. Тем более, что Да Силва своей вины не признал и пытался еще обжаловать приговор. Однако суд неожиданно для многих отказал самому популярному политику в стране в праве выдвижения своей кандидатуры для участия в выборах. И это полностью изменило всю картину. Вместо Лулы от Партии трудящихся в срочном порядке регистрироваться пришлось его бывшему потенциальному напарнику – мэру Сан-Паулу и экс-министру образования Фернанду Хаддаду, который по уровню известности существенно уступал Да Силве.

«У каждого свои недостатки»
Проблемами в левом лагере не преминули воспользоваться проамериканские ультраправые, сделавшие ставку на Жаира Болсонару, представителя Социал-либеральной партии. Во времена Военной диктатуры он служил в десантных войсках, а после ее падения – ушел в политику. Болсонару неоднократно побеждал на парламентских выборах, и долгое время был самым популярным политиком в Рио-де-Жанейро. Он отличается откровенно неофашистскими взглядами и даже не пытается этого скрывать. Темнокожих общественников Болсонару называет «животными, место которым в зоопарке». Индейцев он требует лишить всех льгот. Кубу и Венесуэлу правый кандидат терпеть не может, зато уважает Пиночета и тепло отзывается о временах Военной диктатуры, высказывая сожаление относительно того, что при ней «мало расстреливали».
При этом ультраправый кандидат любит Соединенные Штаты. И Запад отвечает ему взаимностью, несмотря на то, что Болсонару допускал нелицеприятные отзывы о национальных и сексуальных меньшинствах.
Видимо, элиты Вашингтона и Брюсселя, подобно герою известного кинофильма, руководствуются принципом «у каждого – свои недостатки».
После того, как в сентябре текущего года мужчина, замеченный ранее в симпатиях к левым силам, совершил на Жаира Болсонару покушение, ударив его ножом, рейтинг ультраправого кандидата стал расти, словно на дрожжах. Аналитики даже высказывали опасения относительно того, что Болсонару может набрать более 50% голосов и стать президентом по итогам первого тура. Однако данный прогноз не оправдался. За Болсонару проголосовали 46% избирателей, и теперь он встретится во втором туре с Хаддадом, которого поддержали около 29% участников голосования. Несмотря на впечатляющий разрыв, делать прогнозы пока еще рано. Дело в том, что у Жаира Болсонару – самый высокий антирейтинг в стране. Незадолго до голосования 46% бразильцев заявили о том, что ни за что не поддержат его кандидатуру. И сторонники кандидатов, не прошедших во второй тур, судя по всему, будут скорее склонны поддержать именно Хаддада. Уже сейчас в Бразилии кипят страсти. Симпатики Болсонару называют любых оппонентов своего кандидата коммунистами, и слышат при этом в ответ обвинения в фашизме.
Учитывая поляризацию политических симпатий, любой искры теперь достаточно для того, чтобы в стране разгорелось пламя гражданского противостояния.
Для одного из основных «внешних игроков» на бразильской политической арене – Вашингтона – главной задачей является не допустить возвращения к власти в стране левоцентристов. Ведь считается, что именно Бразилия задает политические тренды всему южноамериканскому континенту, где большая часть населения определенно недовольна состоявшимся в последнее время «правым реваншем». Прозападные политики продемонстрировали латиноамериканцам, что в условиях диктата со стороны Вашингтона им будет житься не сладко, и теперь Соединенным Штатам приходится идти на сверхординарные меры для того, чтобы сохранить влияние в регионе. О том, насколько успешно это им удается, мы сможем узнать уже в самое ближайшее время.


Источник
Новости партнеров
 
Загрузка...