Полная версия

Geopolitika.news: США решили возглавить новое мировое правительство

  23 ноября 2021, 13:15 673
Саммит G20 запомнится двумя вещами. Во-первых, полностью опустевшим центром из-за желания лидеров стран-участниц сфотографироваться на фоне знаменитого фонтана Треви и бросить в него монетку «на удачу», которая им и их странам, конечно, пригодится. А во-вторых, Байден нанес визит папе Франциску, приехав в Ватикан — хотите верьте, а хотите нет — в сопровождении кортежа из 82 автомобилей. Вот вам и забота о ватиканском и римском климате — даже самый ярый борец с выбросами углекислого газа не смог обойтись без такой свиты из старых добрых двигателей внутреннего сгорания.
Три недели назад российский президент Владимир Путин, выступая с речью на Валдайской конференции в Сочи, обозначил новое российское идеологическое направление, так называемый умеренный консерватизм с опорой на традиционные и христианские ценности российского общества, а также раскритиковал новую западную идеологическую модель, основанную на принципах гендерной идеологии, назвав ее совершенно неприемлемой для России. При этом Путин не объявил идеологическую войну между Востоком и Западом, как было во времена холодной войны в ХХ веке; вот только стороны тогда стояли на совершенно противоположных позициях, и западный либерализм и христианство противостояли советскому коммунизму и атеизму. Напротив, Путин рационально отметил, что Россия не будет вмешиваться в означенную идеологию Запада, то есть навязывать ему свою точку зрения, но и от Запада Россия будет ожидать того же.
Таким образом Путин «отрезал» Россию от Запада, поскольку навязывание, которое стало мощным американским «оружие» и перед которым пали почти все европейские традиционные христианские крепости, отныне будет совершенно неприменимо к России ввиду ее законодательной базы. Интересно, что, помимо некоторых британских и американских СМИ, в ЕС почти никто не решился проанализировать эту речь Путина, (не)осознанно проигнорировав ее важность и перспективность.
Однако обозначенная Путиным область отнюдь не единственный фронт в идеологической борьбе Запада и России. Второе «поле брани» — это климатические изменения, что опасно не только для обеих сторон, но и для всего мира, так как возможны злоупотребление и политизация данной темы, которая, однако, должна оставаться исключительно научной. Климатические изменения «пошли в дело» из-за желания сторон управлять будущими рабочими процессами и контролировать природные богатства совершенно новым и коварным образом (об этом далее в статье).
Есть и еще один, третий, возможно, самый важный, фронт новой глобальной идеологической борьбы. Речь о предстоящем девятого декабря в Вашингтоне «Саммите за демократию», на котором команда Байдена хочет окончательно разделить мир на «добрых и злых», то есть на «демократический и авторитарный» мир, о чем я подробнее напишу в следующей статье.
Климатические изменения как новое оружие
Итак, климатические изменения превращаются в новый фронт глобальной идеологической борьбы. Сама проблема климата тут, конечно, отходит на второй план, хотя почти все ученые мира сегодня сходятся во мнении о том, что на планете происходят все более серьезные климатические изменения: льды быстро тают, уровень моря повышается, случаются катастрофические засухи и наводнения, огромные пожары неделями опустошают северные и южные полушария от России и Турции до США и Австралии. Однако у ученых нет единой точки зрения насчет причин происходящего, и еще труднее им договориться о возможных методах борьбы с климатическими изменениями. Несмотря на все это, климат стал новым полем идеологического боя, что подтвердил недавний саммит «Большой двадцатки» в Риме, где эта тема стояла на одном из первых мест.
Но в Рим не приехал ни президент России Владимир Путин, ни китайский лидер Си Цзиньпин, хотя оба они предпочитают платформу «Большой двадцатки» как одну из наиболее удобных для решения ключевых мировых проблем и выступают против того, чтобы эти проблемы решались узким кругом членов «Большой семерки», состоящей из самых богатых стран мира. Положа руку на сердце, стоит признать, что некоторые члены семерки уже давно таковыми не являются, скажем: Италия, Франция или Канада. Чего стоят эти страны по сравнению с Китаем и его экономической мощью, из-за которой США и начали геополитическую борьбу на разных фронтах? Путин не приехал якобы из-за очередной волны эпидемии коронавируса в России, хотя она не помешала главе российского МИДа Сергею Лаврову приехать в итальянскую столицу и представлять на саммите Россию. Путин, конечно, выступил с речью в онлайн-режиме, но, не приехав в Рим, как и на саммит ООН по климату в Глазго, он ясно дал понять, что что-то тут не так.
А что не так, мы можем догадаться, проанализировав мысли некоторых российских аналитиков, утверждающих, что Путин отказался от поездки на упомянутые громкие международные мероприятия, так как считает, что там все равно не принимают никаких конкретных решений и что они служат исключительно для «пиара» Байдена и его новой мировой идеологической матрицы. Реальные же мировые проблемы решаются в намного более узком кругу.
И снова, как мне кажется, Путин не далек от истины. Саммит «Большой двадцатки» не принес ничего конкретного, и дело ограничилось обычными фразами о климате и пандемии COVID-19. В заключительной декларации упоминания достойно лишь обещание участников G20 прекратить финансировать энергетические проекты, связанные с углем. При этом участники так и не договорились о сроках отказа от угля в станах «Большой двадцатки». Не прозвучало ни одной даты, намеченной для отказа от субсидий на ископаемые виды топлива в странах G20, а лишь даны абстрактные гарантии того, что это произойдет в «среднесрочной перспективе».
Ничего более конкретного, вероятно, не принесет и конференция в Глазго, которая продлится десять дней. Правда, уже в первый день проявились ее «изъяны» и растущая пропасть между богатыми странами Запада, которые настаивают на конкретных шагах и сроках, например, отказа от угля, и менее развитыми государствами, прежде всего гигантами вроде Индии, которые не согласны с такими навязываемыми мерами. Индию поддерживает Китай, председатель которого также не приехал в Глазго, как и президенты Турции и Бразилии.
Отсутствием российского и китайского лидера на саммите «Большой двадцатки» немедленно попытался воспользоваться американский президент Джо Байден, заявив в Риме, что «разочарован». «Я разочарован тем, что Россия, но не только она, а еще и Китай, де-факто не пожелали как-то проявить себя в том, что касается обязательств, связанных с климатическими изменениями», — сказал Байден, который не ограничился этими двумя странами и раскритиковал еще и Саудовскую Аравию за то, что она бездействует в данной сфере. Саудовская Аравия уже давно «помахала рукой» этой конференции, понимая ее цели и осознавая тот факт, что мир еще долго будет нуждаться в нефти и газе. А значит, Саудовская Аравия останется неприкосновенной в своем неповиновении «всему остальному миру». Как каменный век закончился не из-за исчезновения камней, так и эпоха нефти и газа прекратится не из-за их отсутствия, а только по решению человечества. И крупнейшие мировые добытчики нефти, такие как Саудовская Аравия и Россия, этого совсем не хотят.
На самом деле саммит G20 запомнится двумя вещами. Во-первых, полностью опустевшим центром Рима из-за желания лидеров стран-участниц сфотографироваться на фоне знаменитого фонтана Треви и бросить в него монетку «на удачу», которая им и их странам, конечно, пригодится. А во-вторых, Байден нанес визит папе Франциску, приехав в Ватикан, хотите верьте, а хотите нет, в сопровождении кортежа из 82 автомобилей. Вот так забота о ватиканском и римском климате: даже самый ярый борец с выбросами углекислого газа не смог обойтись без такой свиты из старых добрых двигателей внутреннего сгорания.
Кроме Байдена, существует еще один апологет этой борьбы, который ему лично очень симпатичен. Речь идет, разумеется, о пресловутой Грете Тунберг, которая приехала в Лондон 31 октября и привлекла к себе самое большое внимание СМИ, затмив всех присутствующих политиков. Об ученых в этом цирке уже давно никто не вспоминает, как будто Грета вместо них должна говорить миру, что и когда он должен делать, чтобы предотвратить климатическую катастрофу. Теперь уже совершеннолетняя Грета расстаралась и из своего офиса в центре Лондона призвала сторонников подписать онлайн-петицию, адресованную участникам конференции. Петиция начиналась со слова «предательство», поскольку экологические активисты в запале часто обвиняют политиков в бездействии — и они правы, причем не только в том, что касается экологии. «Мы, граждане этой Планеты, требуем отреагировать на тяжелую климатическую ситуацию. Не в будущем году. Не в будущем месяце, а сейчас!» — написала Грета в своем «Твиттере». Байдену это очень понравилось, ведь он мнит себя лидером граждан мира.
Саму климатическую конференцию, как полагается, в начале похвалил представитель принимающей страны Борис Джонсон, который произнес душещипательную речь. «У человечества давно истекло время на борьбу с климатическими изменениями. На часах судного дня — давно без минуты полночь, и мы должны действовать немедленно», — сказал он. Не скупился на слова и наследник престола принц Чарльз, который заявил: «Уходит наш последний поезд. Сейчас мы обязаны перейти от красивых слов к не менее прекрасным делам».
Но оставим в стороне патетику и проанализируем, о чем речь.
Климатический саммит, обреченный на провал
Мировой климатический саммит, который состоялся под патронажем ООН, с самого начала был обречен на провал ввиду заявленных целей. Выработать единую линию климатической политики для всех тех, кто выбрасывает в атмосферу много парниковых газов, — нереальная задача, поскольку никто не готов к компромиссам. Самое большое достижение богатого Запада — сам факт того, что среди лидирующих мировых держав не осталось ни одной, кто отрицал бы важность данной темы. Но все остальное — недостижимая мечта, поскольку пути к мировой декарбонизации выбраны очень специфические, и они расходятся со стратегиями многих государств.
Эксперты ООН предлагают остановить вырубку лесов по всей планете к 2025 году, полностью отказаться от угля к 2035, пересесть на электромобили к 2040 и перейти на зеленую энергетику к 2045.
Однако, продвигая солнечные и ветряные электростанции, «зеленые» стратеги от энергетики обещали в скором времени создать большие запасники энергии, а этого так и не было сделано. Сегодня на накопление уходят всего два процента электроэнергии от ее общего количества. «Зеленая энергия» оказалась дорогой и требует больших энергозатрат на собственную выработку — причем за счет тех самых углеводородов, с которыми «борется».
Уже все понимают, что план перехода от ископаемых видов топлива на возобновляемые к 2050 году невыполним. На нем все еще настаивает один только ЕС, тогда как Китай, например, продлил срок до 2060 года, рассчитав, что пик использования угля придется на 2030 год. ЕС же хочет полностью отказаться от угля как энергоносителя к 2033 году. За несколько дней до начала конференции индийское правительство спровоцировало настоящий скандал, заявив, что не намерено назначать точную дату отказа от угля, и что этот энергоноситель остается главным в энергетическом балансе этой страны, чьи потребности в энергии растут день ото дня. В первый день конференции в Глазго премьер Нарендра Моди слегка смягчил позицию, согласившись с мнением коллег о том, что Индия должна отказаться от угля к 2070 году. Кстати, к тому времени Моди было бы 120 лет, и ему, вероятно, легко давать подобные обещания, поскольку, даже несмотря на индийское долголетие, он вряд ли столько проживет, а уж тем более не сохранит за собой пост премьер-министра. Однако для поборников зеленой идеологии такое обещание лучше, чем ничего.
До сих пор общий энергетический рост не сопровождался значительными изменениями энергетического баланса. В 2009 году на ископаемые виды топлива приходилось 80,3%, а в 2019 — 80,2%. В 2009 году доля возобновляемых источников достигала 19,7%, а в 2019 — 19,9%.
Самое важное, что за последние два десятилетия так и не была создана основная инфраструктура для зеленой энергии.
В 2018 году к десяти крупнейшим источникам выбросов парниковых газов, начиная с крупнейшего, относились: Китай, США, Индия, ЕС, Россия, Индонезия, Бразилия, Япония, Иран и Южная Корея.
В октябре 2021 года этот список выглядел так — с данными о процентах выбросов от общего объема: Китай (23,1%), США (11,7%), ЕС (6,9%), Индия (6,6%), Индонезия (3,4%), Россия (3,2%), Бразиля (2,8%), Япония (2,3%), Южная Корея (1,3%), Саудовская Аравия (1,3%). Вместе эти десять стран-членов Парижского соглашения о климате от 2015 года выделяют более половины, а точнее 62,2%, мировых выбросов.
Насколько все это абсурдно и отвратительно, можно понять на примере навязанной истерии вокруг внедрения электромобилей. Мало того, что автомобильная промышленность понесет большие убытки — банкротства в этом секторе будет не остановить, так как переход от производства бензиновых и дизельных двигателей на электрические обойдется очень дорого — ведь и само производство электромобилей будет дополнительно вредить окружающей среде. По какой-то причине все молчат о проблемах, сопряженных с производством электрических аккумуляторов, для которых необходимы особые элементы и кислоты, а также о еще больших проблемах, связанных с утилизацией подобных аккумуляторов. Что будет, когда их будут производить в огромном количестве, чтобы обеспечить экспансию электромобилей? То же касается производства других комплектующих для возобновляемых источников энергии вроде ветряных электростанций и так далее. Для них используются редкоземельные металлы, добыча которых очень вредит окружающей среде и чрезвычайно дорога.
Вот вам еще один абсурд. В мае текущего года Международное энергетическое агентство призвало сократить выбросы углекислого газа, чтобы всего через две недели потребовать от членов ОПЕК увеличить добычу нефти.
Не лишним тут будет вспомнить, что на прошлой неделе США и Китай договорились об экспорте американского СПГ на ближайшие 20 лет, а Байден дал «зеленый свет» американским добытчикам сланцевой нефти и газа, с которыми вел непримиримую борьбу во время предвыборной кампании, когда его соперник Дональд Трамп их всячески поддерживал. Добыча сжиженного природного газа из сланцев — самая вредная из всех методов добычи энергоносителей — а она вреднее угольной добычи — и для почвы, и для атмосферы. Байден и его команда просто увидели опасность в «перегибе» с зеленой энергетикой на фоне текущего энергетического кризиса в США и ЕС. Но главное, что проблемы во всем этом не видит Брюссель. Гораздо большую проблему для него представляют газопроводы, которые также относятся к сфере ископаемых видов топлива и уже поэтому неприемлемы для экоактивистов. А ведь газопроводы намного «чище» сланцевого СПГ, который этим летом ЕС так жадно и напрасно ожидал от США, а они отправляли газ не союзникам, а недружественному Китаю.
Канадскому премьеру Джастину Трюдо тоже не удалось избежать лицемерия. Будучи рьяным сторонником борьбы с климатическими изменениями, он продолжает поддерживать канадские нефтяные проекты, так как Канада является крупным мировым добытчиком нефти, которая приносит стране самый большой доход. Все добытое Канада, разумеется, экспортирует в США.
Борьба не за климат, а за мировые ресурсы
Кроме демократических и диктаторских стран, Вашингтон отныне намерен делить страны на те, которые ответственно относятся к климатической повестке, и те, которые ее игнорируют. При этом сама Америка будет делать все, что ей нужно, для достижения ее экономического превосходства, соблюдая взятые на себя климатические обязательства так, как и когда ей это выгодно. У остальных, разумеется, такой возможности не будет. Кстати, США входят и выходят из международных договоренностей, когда пожелают. Например, США отказались от иранского ядерного договора, подписанного в 2015 году, в 2018, а от Парижского соглашения о климате 2015 года — в 2019 году. В 2021 году США вернулись в состав его участников.
Так глобальное потепление превращается в новое оружие. Невозможно поднять проблему на уровень всего человечества, то есть преподнести ее решение как прогресс, без сотрудничества всех со всеми. Вашингтон взял на себя роль лидера, а значит, и судьи, и поэтому ясно, что любую страну, которая попытается воспротивиться этому процессу по собственным причинам — из-за слабой экономики или нехватки финансов или просто ввиду своих национальных интересов — США легко могут объявить вредной и опасной для всего мира. И тогда всему миру придется такую страну наказать.
Подобное развитие событий подтверждает и заявление Джо Байдена, сделанное на пресс-конференции в Глазго накануне возвращения в Вашингтон.
«Думаю, Китай жестоко ошибся, не приехав на конференцию. Остальной мир смотрит на Китай и спрашивает: „Каким будет его вклад?" Тема важная, а китайцы повернулись к ней спиной. Как они могут поступать так и при этом считать себя лидерами? То же касается Владимира Путина».
Это новое «оружие» можно обращать против слабых стран богатых природными ресурсами, поскольку против других непослушных, но сильных игроков им можно пользоваться только в пропагандистских целях ради их большей международной изоляции. Так лидеры климатической повестки смогут поучать непослушные государства прямо у них дома, как «правильно обращаться» с такими «грязными» энергоносителями, как уголь, нефть, газ, просто взяв их под свой полный контроль.
Когда проверенные десятилетиями и столетиями модели колониализма или неоколониализма уже не работают, можно прибегнуть к новой глобальной климатической модели, которая на самом деле является ничем иным, как попыткой сформировать своего рода мировое правительство известно с кем во главе.
Источник
Новости партнеров