Полная версия

Le Monde: за расколом русского православия стоит геополитика

  07 ноября 2018, 17:30 370
Филарет упивается своей местью. Ему 90 лет и он только что победил в схватке, которой посвятил почти треть своей жизни, и он не намерен преуменьшать эту победу. В большом конференц-зале, украшенном иконами из его резиденции, патриарх рассказывает об окончательном разрыве с Москвой, официально признанном Константинопольским Патриархатом. Его речь монотонна и в ней нет ликования, но его длинная белая борода дрожит от внутренней ярости, удивительной для человека его возраста и, особенно, для служителя церкви.
И речь идет не о простой церкви. УПЦ находилась в ведении Московского патриархата с 1686 года — за исключением небольшой подпольной конгрегации, объявившей себя автокефалией в 1920-х годах, после революции, и чьи последователи уехали в Америку. После распада в 1991 году СССР, в котором Украина сыграла не последнюю роль, украинские епископы потребовали независимости, но Москва им отказала.
И именно тогда Филарет, митрополит Киевский, вассал Москвы, метивший в свое время на место главы Московского патриархата, пошел в наступление. В 1992 году митрополит Филарет стал патриархом, главой самопровозглашенной Украинской Церкви. Однако он не был признан ни одной из четырнадцати поместных Православных Церквей из-за диктата Москвы. В Украине он сосуществовал с официальной Православной церковью, подчиняющейся Московскому патриархату.
В 2014 году ситуация изменилась. В марте Россия вторгается в восточную Украину и аннексирует Крым. С тех пор Украина воюет с Россией, ее войска сражаются в Донбассе. Российская агрессия подталкивает украинских верующих к церквям, принадлежащим Киевскому патриархату. Требования Киевского патриархата о предоставлении независимости зазвучали с удвоенной силой.
11 октября 2018 года Филарет, наконец, одерживает верх. У православных христиан нет папы, но у них есть «первый среди равных», Патриарх Варфоломей, глава Константинопольской церкви. Варфоломей решает предоставить автономию Киевскому патриархату, который после этого тоже может получить автокефалию, как и остальные четырнадцать поместных Православных церквей, и, таким образом, будет выведен из-под российской юрисдикции и не будет больше подчиняться Московскому патриархату. В негодовании последний разрывает все связи с Константинополем. Это раскол.
Почему это так важно? Разумеется, речь идет о тысячелетней религии, но в данной ситуации здесь в первую очередь замешана политика и геополитика, а не теология. И прикрываясь высокой белой митрой и золотым крестом, патриарх Филарет не скрывает этого. Он заявляет небольшой группе посетителей Европейского совета по международным отношениям в присутствии журналистов «Монд», что все дело в Крыме и войне с Россией. "Наша церковь играет важную роль в этой войне, — говорит он. "Мы помогали армии с самого начала, снабжая ее продуктами питания, лекарствами, транспортными средствами, пуленепробиваемыми жилетами, приборами ночного видения и «священниками». И патриарх «убежден, что Путин не победит в этой войне».
Патриарх Филарет с благостным видом слушает молодого епископа Евстратия, секретаря Священного Синода УПЦ. «Владимир Путин и кремлевский режим не признают Украину независимым государством. У истоков процесса автокефалии стоит не Церковь, а русский империализм. Без украинского государства и без украинской церкви невозможно возродить Российскую империю», — заявляет епископ. Это серьезная проблема для «русского мира» Владимира Путина.
Теперь в ведении Московского патриархата находится только Русская церковь, Белорусская православная церковь и несколько приходов русской диаспоры и приходы в Украине, которые все еще находятся в его подчинении. Согласно данным украинских источников, у Московского патриархата больше приходов в Украине (12 000), чем у Киевского (5000), но меньше верующих (16%, по сравнению с примерно 40%).
Филарет обещает, что на московские приходы не будут давить, чтобы они присоединились к Киевскому патриархату. «Все будет на добровольной основе», — говорит он, тем более что объекты недвижимости принадлежат приходу, а не церкви.
Удивительно, что Путин и его очень близкий союзник Патриарх Кирилл дали себя обмануть Филарету и Варфоломею. «Путин и Кирилл отрицают суть истории», — считает французский историк Антуан Аржаковский (Antoine Arjakovsky). «Они считают, что история священна в своей непрерывности, но история может творится, нарушая эту непрерывность».
А на заднем плане российско-украинского конфликта разыгрывается турецко-российское соперничество. В 2016 году Москва в последний момент отказалась участвовать во Вселенском соборе, организованном Константинополем. Варфоломей увидел, что его главенство под вопросом и заподозрил Кирилла в желании установить господство над всеми православными церквями.
«Это самая настоящая холодная война», — считает епископ Евстратий. В Киеве сегодня многие считают, что Путин и Патриарх Кирилл не остановятся на этом. «Нельзя исключать любых провокаций», — заявляет высокопоставленный украинский чиновник.
А где во всем этом Бог? Его ни разу упомянули в течение этого часового политического разговора с Патриархом Филаретом и епископом Евстратием.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Источник
Новости партнеров
 
Загрузка...