Полная версия

МВФ на Украине: ну, просто цугцванг (Interia)

  15 сентября 2020, 19:45 798

Требования, которые выдвигает Украине Международный валютный фонд, все меньше касаются экономики и все больше — политики, а это порождает на Днепре рост недовольства.
Почти две трети украинцев, как показал опрос Киевского международного института социологии, выступают против сотрудничества своей страны с МВФ. «В июне 24% украинцев заявляли, что Украине следует сотрудничать с МВФ и получать новые кредиты. По сравнению с апрелем доля респондентов, придерживающихся такого мнения, снизилась на 8%. В свою очередь, 61% опрошенных в июне высказались против сотрудничества с МВФ и получения новых кредитов, в апреле таких людей было 46%», — сообщает институт.
Резкое изменение настроений связано, по всей видимости, с обнародованием требований МВФ в отношении Украины, которые содержатся в новом меморандуме о сотрудничестве. Условия становятся все более жесткими, но к реальному улучшению экономической ситуации это не ведет, а очередные социальные группы, которым приходится расплачиваться за их выполнение, не получают ничего взамен и сталкиваются с финансовыми сложностями.

В 2015 году перед Украиной открылись новые возможности: подписанный договор по запуску рассчитанной на четыре года Программы расширенного финансирования (EFF) давал ее экономике 17,5 миллиардов долларов в виде кредитов, а требования, с ним связанные, были преподнесены в красивой упаковке «проведения реформ в соответствии с европейскими стандартами».
МВФ тогда концентрировался на экономике и давал довольно общие указания. Речь шла о кредитно-денежной политике Центрального банка, оздоровлении банковской системы, фискальной и бюджетной политике. Требования, выполнение которых, непосредственно отражалось на жизни граждан, начали появляться уже в тот момент, но на них не обращали особенного внимания. А они включали в себя постепенное повышение пенсионного возраста для некоторых групп граждан, снижение не облагаемого налогом минимума пенсионных выплат, а также рекомендации, касающиеся функционирования органов публичной администрации (например, работы налоговой службы). Директивы, ухудшающие положение мелких предпринимателей, самозанятых и аграриев не получили поддержки в парламенте и остались только на бумаге.
Уже тогда стал заметен увеличивающийся с каждым годом перекос: МВФ, ссылаясь на заботу об украинском бюджете, требовал повышения налога на доход и налога на недвижимость, а также действий, которые снижали уровень социальной защищенности населения, но одновременно призывал снизить плату за пользование недрами для крупного бизнеса. В особенности его интересовал газовый рынок и цена, по которой голубое топливо поставляется украинским домохозяйствам. Среди выдвинутых требований было уравнивание цены газа украинского производства с ценой импортного сырья, при этом МВФ сам указывал, какую «рыночную» ставку следует ввести для покупателей (речь шла о повышении цены на 280%).
Международный валютный фонд объяснял необходимость внедрения таких болезненных мер «адаптацией к требованиям третьего энергетического пакета ЕС». Любопытно, что в то же самое время Польский нефтегазовый концерн (PGNiG), ведущий деятельность в соответствии с этим пакетом, рапортовал, что ему удалось снизить цену для конечных потребителей благодаря уравновешиванию дорогого заграничного газа более дешевым отечественным сырьем.
К экономическим требованиям прилагался пакет политических: указывалось, какие антикоррупционные органы должна создать Украина, как ей изменить законодательство, касающееся судов и прокуратуры. МВФ взял на себя полномочия избираемого гражданами парламента, который формирует государственную систему. Сейчас, по прошествии времени, следует признать, что то вмешательство было еще довольно безобидным.
С каждым годом масштаб требований увеличивался, а их направленность все больше смещалась в сторону государственной политики. В феврале 2016 года глава Фонда Кристин Лагард (Christine Lagarde) резко прокомментировала уход с поста министра экономики одного из участников «десанта варягов» — Айвараса Абромавичюса (Aivaras Abromavičius). Та «обеспокоенность» на фоне происходящих сейчас событий вызывает на Украине лишь улыбку.
Шок в Киеве
В июне этого года после долгих политических споров был обнародован принятый весной новый меморандум о сотрудничестве Киева с МВФ. Документ, подписанный президентом Владимиром Зеленским, премьером Денисом Шмыгалем, главой Национального банка Украины Яковом Смолием и министром финансов Сергеем Марченко, демонстрирует, в какой степени Международный валютный фонд отошел от роли финансового института и стал политическим «суперправительством», которое регулирует текущую украинскую политику.
Киевское руководство обязалось, в частности, «завершить создание финансируемого национальной службой здравоохранения пакета медицинских услуг, включающего первичную, специализированную, паллиативную и неотложную помощь», «контролировать спрос с помощью финансовых стимулов для поставщиков услуг медучреждений, одновременно предоставляя возможность вводить доплаты для пациентов» и «передать закупку части основных лекарственных средств на аутсорсинг авторитетным международным организациям». В списке обязательств, которые взяла на себя Украина, есть также «оптимизация школьной сети начального и среднего образования», а также «реформа школьных программ».
Насколько велик масштаб вмешательства в политическую и общественную жизнь страны, иллюстрируют фрагменты меморандума, в которых украинские власти обещают передать до конца августа 2020 года в собственность Высшего антикоррупционного суда «отвечающие его потребностям офисные площади»; «усилить следственные полномочия Национального антикоррупционного бюро путем использования широкого диапазона приемов и техник проведения расследований (получение информации из каналов связи, операции под прикрытием, доступ к компьютерным системам и контроль корреспонденции без необходимости использования ресурсов других органов)»; внести изменения в процессуальные кодексы и законодательство, регулирующее работу Высшего совета правосудия, а также «пересмотреть» (то есть фактически повысить) тарифы на отопление для населения.
Эффектов нет
Украинцы наверняка отреагировали бы на список требований МВФ спокойнее, если бы их внедрение положительным образом влияло на экономику. Между тем Фонд практически в тот же момент, в какой был обнародован меморандум, объявил, что ВВП Украины в этом году упадет на 8,2%. Он объяснил, что это связано со «слабым запасом накоплений украинских домохозяйств и ограниченной фискальной поддержкой экономики». «У украинских домохозяйств нет таких денежных буферов, как в других странах», — отметил постоянный представитель МВФ в Киеве Йоста Люнгман (Gösta Ljungman), рассказывая, что именно поэтому снизился и будет продолжать снижаться объем потребления.
Сделать этих накоплений украинцы, однако, не могли потому, что на протяжении нескольких последних лет их страна выполняла требования Международного валютного фонда, а тот хотел повышения тарифов на электроэнергию и газ до уровня, значительно превосходящего рыночные ставки и возможности населения. Достаточно напомнить, что хотя Украина добывает примерно столько голубого топлива, сколько требуется индивидуальным потребителям, цены для них были выше, чем на европейском рынке.
Экономический цугцванг
Украина, ведя сотрудничество с МВФ, оказалась в известном по шахматам положении цугцванга, когда каждый следующий шаг лишь ухудшает ситуацию. Советы и требования Фонда не только не дают положительных результатов, но и уничтожают реальный сектор экономики, а катастрофа маскируется красиво выглядящими (до поры до времени) макроэкономическими показателями. Отказаться от взаимодействия Киев не может, поскольку это грозит ему практически немедленным крахом системы публичных финансов.
Уже несколько месяцев назад украинское руководство признало, что стоимость обслуживания государственного долга в первую очередь зависит от отношений с МВФ. «Самый важный фактор, который влияет на цену наших облигаций, это продолжение сотрудничества с Международным валютным фондом: корреляция между заявлениями или ожиданиями относительно сотрудничества и уровнем котировок наших облигаций очень четкая», — указал уполномоченный по вопросам государственного долга Юрий Буца.
Теоретически существует третий путь: можно пресечь деятельность всех тех имеющих сильные политические тылы игроков, которые опустошают казну государства и уводят из нее каждый год гораздо больше денег, чем приходит на Украину в виде очередных программ поддержки и траншей МВФ, а одновременно начать самостоятельно проводить рациональную экономическую политику. Такой сценарий, однако, не слишком реален, ведь чтобы претворить его в жизнь, те, кто в течение последних 30 лет создавал существующую систему, а сейчас пользуется ей, должны сами заняться ее основательным переустройством.

Источник
Новости партнеров
Загрузка...