Полная версия

NYT: русская культура, как мягкая сила против США

  08 октября 2019, 03:45 286

Российский миллиардер Владимир Потанин, создавший себе состояние на банковском деле и полезных ископаемых, с 2002 года является донором и членом правления Музея Гуггенхайма. Недавно он передал в дар Центру Кеннеди в Вашингтоне 6,45 миллиона долларов, который часть этих денег потратил на открытие «русской гостиной», ставшей местом встреч в комплексе исполнительских искусств. В создании этого комплекса принимал участие конгресс. Теперь имя Потанина написано на стене гостиной.
А в Новом музее на Манхэттене другой состоятельный олигарх Леонид Михельсон помог через свой фонд организовать в 2011 году выставку русского современного искусства. Спустя два года этот музей сделал Михельсона попечителем, и он занимал этот пост до прошлого года, в том числе, в течение трех лет после того, как правительство США ввело санкции против его компании.

Исторический парк штата Калифорния Форт-Росс, созданный в память о русском поселении 19 века в округе Сонома, в 2010 году едва сводил концы с концами, когда олигарх Виктор Вексельберг оказал ему финансовую помощь. Его фонд до прошлого года был меценатом этого исторического места, пока против него и его компании не были введены санкции, а Министерство юстиции не отдало распоряжение смотрителям парка прекратить принимать пожертвования от Вексельберга.
После распада Советского Союза богатые россияне часто становятся влиятельными покровителями искусства, от чего иногда выигрывают западные культурные организации. Карнеги-Холл, Метрополитен-музей, Чикагский институт искусств, Бруклинская музыкальная академия и Линкольн-центр оказались в числе тех организаций, которые в последние годы получают пожертвования от состоятельных россиян и подконтрольных им компаний.
Богатые меценаты издавна используют искусство для отстаивания своих личных вкусов и укрепления своего общественного положения. Но русские подарки носят иной характер. В данном случае олигархи тоже продвигают свои персональные предпочтения и поддерживают различные виды культурной деятельности. Но очень часто они используют благотворительность для прославления своей родины, представляя ее в виде просвещенного кладезя шедевров балета, живописи, оперы и так далее.
Эти филантропы занимаются меценатством весьма публично, но очень мало свидетельств того, что Москва направляет или координирует их благотворительную деятельность. Однако все эти люди поддерживают хорошие отношения с Кремлем, что является непременным условием успеха и процветания их бизнеса в России. А их акты дарения вполне соответствуют политике президента Владимира Путина по использованию «мягкой силы» культурной дипломатии в качестве орудия внешней политики.
Это помогает улучшать имидж России, которую многие считают враждебной державой из-за ее агрессии на Украине и вмешательства в выборы.
«Путин хочет, чтобы западное общество, думая о России, думало о Пушкине, Толстом, Чайковском, — сказал эксперт по России из лондонского Общества Генри Джексона Эндрю Фоксолл (Andrew Foxall). — Он не хочет, чтобы западная публика думала о том, как его режим воюет с ближайшими соседями».
Российские подарки, а также напряженные отношения между двумя странами создали нечто вроде минного поля для американских культурных организаций, многие из которых зависят от денежной поддержки меценатов и используют художественную эстетику как средство наведения мостов. Эти организации сталкиваются с нравственным вызовом: не окажутся ли они невольно в опасности, помогая продвигать однобокую точку зрения на страну, с которой США официально находятся в ссоре?
Две такие организации приняли крупные пожертвования от олигарха, чья компания попала в санкционный список американского правительства. Третья брала деньги у компании, которая подверглась аналогичному наказанию.
В двух других случаях такая культурная филантропия осуществлялась с одобрения российского посольства, которое уже много лет обращается за содействием к олигархам в вопросах рекламирования России в Америке.
В других случаях американские культурные организации от Калифорнии до Бруклина устраивают выступления российских трупп, которые пользуются поддержкой компаний и частных лиц, подвергшихся санкциям.
Все эти действия вполне законны, так как на российских жертвователей распространяются лишь ограниченные санкции, лишающие их доступа на финансовые рынки. Это не всеобъемлющие санкции, в рамках которых обычно замораживаются счета в американских банках, и вступает в силу запрет на занятия бизнесом с компаниями и физическими лицами из США. Тем не менее, как говорят эксперты, принятие таких пожертвований противоречит духу американской политики, цель которой заключается в том, чтобы изолировать некоторые деловые круги в России.
Карнеги-холл в Нью-Йорке
«Весь смысл санкций в том, чтобы воспрепятствовать доступу, — говорит научный сотрудник Института Брукингса Алина Полякова. — Но поскольку подвергшиеся государственным санкциям лица обладают большими состояниями, им по-прежнему разрешен доступ в эти высшие эшелоны культурной власти».
Одна российская компания использовала культуру для сохранения контактов с высокопоставленной американской аудиторией, хотя против нее были введены санкции.
Речь идет о российском государственном банке ВТБ, в отношении которого с 2014 года действуют ограниченные санкции. Этот банк провел два гала-представления в Центре Кеннеди. Первое состоялось в октябре 2016 года, за месяц до президентских выборов в США. Это было специальное выступление звезд балета Большого театра. Логотип ВТБ украшал сцену и униформу обслуживающего персонала, а глава ВТБ Андрей Костин выступил с речью.
Среди получивших приглашения были как минимум два высокопоставленных руководителя из Госдепартамента, в том числе, отвечающий за санкционную политику Дэниел Фрид (Daniel Fried). Представители банка до этого уже связывались с ним в рамках своих лоббистских усилий. Как сообщил Центр за честность в обществе (Center for Public Integrity), Фрид приглашение отклонил.
«Я не собирался идти в Центр Кеннеди на это представление ВТБ и фотографироваться с ними, — сказал он в интервью. — Впечатление сложилось бы ужасное. Мы им не друзья».
Некоторые американские культурные организации отказались сообщить, предоставляли ли они русским возможность для формирования соответствующего общественного мнения о своей стране. Центр Кеннеди выступил в защиту гала-представлений, проведенных при поддержке ВТБ, заявив, что он просто сдал в аренду помещение. «Центр Кеннеди сдается в аренду всем, и он не выносит суждения о содержании и художественном качестве указанных мероприятий», — заявила его пресс-секретарь Рейчел Роу (Rachelle Roe).
Однако центр в 2017 году принял пожертвование от ВТБ. Представитель центра заявила, что недавно они приняли решение больше не принимать деньги от банка, так как против его руководителя Костина в прошлом году были введены всеобъемлющие санкции.
«Климат изменился по сравнению с 2016 годом», — сказала Роу.
Как это ни удивительно, данные действия России не привлекают к себе особого внимания, хотя в адрес Кремля постоянно звучат обвинения в коварных действиях с целью повлиять на американское общественное мнение и на выборы. Конечно, Соединенные Штаты тоже используют культурную дипломатию в рамках программ Госдепартамента, который, как хорошо известно, в годы холодной войны читал нравоучения через «Голос Америки». Однако некоторые эксперты отмечают, что действия русских более тщательно скоординированы, осуществляются открыто и имеют целью запутать дискуссию в момент, когда многие считают Россию слишком агрессивной.
Бывший советник президента Обамы по национальной безопасности Майкл Карпентер (Michael R. Carpenter) сказал, что он уже давно заметил, как олигархи используют меценатство в области культуры для сохранения связей с влиятельными политиками, дипломатами и бизнесменами в США.
«Такие контакты можно использовать для продвижения своих коммерческих интересов, — сказал он. — Или кремлевских интересов».
Культурная дипломатия коммунизма
У России богатые традиции в сфере балета, изобразительного искусства и оркестровой музыки, и они сохранялись в советские времена. Однако усилия в этом направлении были весьма сдержанные.
Государство на протяжении десятилетий жестко контролировало работников искусства. Цензура в те дни стала нормой. Конечно, Большой ездил на гастроли, но некоторые его выступления были очень серыми и не впечатляющими. Порой его программы были привязаны к идеологическим темам.
Все изменилось после падения коммунизма, когда богатство сосредоточилось в руках влиятельных руководителей бизнеса, которые начали подогревать интерес людей к искусству и расширять его воздействие.
Дмитрий Рыболовлев всего за несколько лет потратил два миллиарда долларов на приобретение работ таких мастеров как Пикассо и Леонардо да Винчи. Олигарх Вексельберг и банкир Костин стали членами советов Мариинского и Большого театров. Они лично либо через свои компании помогали отправлять эти коллективы в тщательно подготовленные зарубежные турне.
Эти траты напомнили период 19 века, когда русские цари и промышленники стали самыми щедрыми покровителями искусств в мире. Некоторые нувориши из 20 и 21 веков, сколотив состояния в таких трудоемких отраслях как добыча полезных ископаемых, вняли своим патриотическим позывам и начали возвращать в Россию произведения искусства, тайно вывезенные за рубеж знатью, проданные большевиками или иным образом утраченные после революции.
В 2005 году фонд Потанина профинансировал ретроспективу русского искусства за 800 лет, начиная с древних икон и кончая картинами 19 века. Выставка прошла в Музее Гуггенхайма и называлась очень просто — «Россия!» На ее открытии выступил Путин.
«Такие мероприятия, — сказал Путин, — самым лучшим и самым ярким образом помогают понять образ страны, обладающей огромным гуманистическим и духовным потенциалом, — помогают понять Россию».
Линкольн-центр в Нью-Йорке
Недавно Михельсон, чья компания «Новатэк» ходит под ограниченными санкциями, через свой фонд организовал несколько выставок современного искусства, в центре которых часто оказывались российские художники.
Представитель фонда Михельсона Хелен Уивер (Helen Weaver), заявила: «Работа фонда всегда связана с наведением мостов и с развитием взаимопонимания через культуру».
Некоторые специалисты по России говорят, что такие траты олигархов напоминают преподнесенные Путину букеты, потому что российский президент весьма благосклонно относится к усилиям по продвижению национальных интересов за рубежом.
«Именно так поступают, когда не хотят заниматься более грязными делами, сказал аналитик из Атлантического совета Андерс Ослунд (Anders Aslund). — Если ты не хочешь выполнять более жесткие требования Кремля, ты становишься покровителем культуры».
Пресс-секретарь подвергнутого санкциям банка ВТБ отметила в своем заявлении: «Государство и его представители никак не влияют на решения ВТБ о спонсорской помощи музеям, театрам, художественным коллективам. Получая какие-то просьбы от представителей государства, мы рассматриваем их в соответствии с установленной процедурой».
Однако российское государство в 2016 году предельно ясно заявило, что «мягкая сила» стала неотъемлемой частью его усилий по достижению внешнеполитических целей. Годом позже Министерство иностранных дел создало рабочую группу советников, в которую вошли правительственные чиновники и руководители корпораций, чтобы «координировать шаги по укреплению российско-американских культурных связей, сохранению и развитию связанных с Россией памятных мест и объектов культурного наследия, а также по реализации соответствующих перспективных проектов». Это строки из документа, предоставленного «Нью-Йорк таймс» правительством России.
В рамках этих усилий Россия проводит памятные мероприятия на острове Кауаи в Елизаветинской крепости, отмечая таким образом 200-летнюю годовщину российского присутствия на Гавайях.
Отчасти эту благотворительную деятельность помогал проводить бывший российский посол в США Сергей Кисляк. Этот чрезвычайно коммуникабельный человек помог организовать подарок Потанина Центру Кеннеди, добился выделения помощи Форт-Россу и убедил мецената из США Сьюзан Кармел (Susan Carmel) создать при Американском университете институт, который занимается пропагандой русской культуры и истории.
Бруклинская музыкальная академия в Нью-Йорке, США
«Если цель вашей статьи „расследовать" российско-американские культурные связи, а не продвигать их, то боюсь, что больше мы вам ничем помочь не сможем», — заявил пресс-секретарь посольства Николай Лахонин.
Майкл Макфол, работавший послом США в России с 2012 по 2014 год, вспоминает, как Кисляк однажды сказал ему, что он использует русскую культуру для того, чтобы «глубже проникать в ткань общества» в Соединенных Штатах. Макфол заявил, что он предпринимал аналогичные попытки ограниченного характера в России, и как-то раз помог привезти в Москву Чикагский симфонический оркестр, но у него никогда не было тех ресурсов, которые предлагают олигархи.
«Помню, я как-то увидел Кисляка в Вашингтоне и пошутил, что ему удалось убедить этих серьезных деловых людей сделать крупные инвестиции», — сказал он.
Некоторые олигархи или контролируемые ими компании оказывают содействие Мариинскому театру, который координирует культурную деятельность нескольких трупп, регулярно гастролирующих на Западе. Среди них всемирно известный оркестр Мариинского театра. Им руководит главный дирижер и союзник Путина Валерий Гергиев. Путин же как глава государства регулярно встречается с руководством Мариинки.
Олигархи отрицают, что их траты нацелены на продвижение какой-то национальной повестки.
Петр Авен, например, возглавляет один из крупнейших в России банков и оказывает финансовую поддержку выставкам русского искусства в галерее современного искусства Тейт и в Королевской академии художеств в Лондоне, где он также является попечителем. Находящиеся под его управлением компании тоже вносят финансовый вклад в проведение выставок в таких музеях как Гуггенхайм.
Однако представитель Авена заявил, что олигарх «не финансирует никакие выставки и не передает на них принадлежащие ему произведения искусства по указанию или во взаимодействии с правительством России».
Усилия одного олигарха в США
На тихоокеанском побережье в двух часах езды от Сан-Франциско находится парк штата Калифорния Форт-Росс, бывший когда-то самым южным поселением русских в Северной Америке.
В парке воссоздана атмосфера 19 века и жизненный уклад тех русских, которые зарабатывали на жизнь сельским хозяйством и продажей пушнины еще задолго до того, как Калифорния стала штатом. Посетителям покажут частокол, укрепления, православную часовню и ветряную мельницу вроде той, которой когда-то пользовались поселенцы. Надписи там на английском и на русском языках, а на флагштоке часто развевается флаг российской компании, которая в те давние времена основала это поселение.
Некоторые экспонаты указывают на вклад жителей Аляски, которые селились в этом поселении, а также коренного народа этих мест помо. Но когда в Форт-Росс приезжают школьники, они иногда надевают форму русских солдат и маршируют по парку с мушкетами, выкрикивая: «Левой, левой, левой!»
«Мы стараемся не зацикливаться на одном только русском периоде, — рассказала Сара Свидлер (Sarah Sweedler), руководящая некоммерческой организацией, занимающейся сохранением Форт-Росса. — Но ведь сам этот парк существует благодаря России».
Безусловно, именно по этой причине олигарх Вексельберг откликнулся на просьбу Кисляка и создал финансируемый его компанией частный фонд, который оказывает помощь парку. Занимавший в то время пост президента Дмитрий Медведев присутствовал на подписании соглашения о финансировании, которое заключили Вексельберг и губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер.
За следующие восемь лет фонд передал парку более полутора миллионов долларов, оплатив, среди прочего, услуги работающего там двуязычного экскурсовода.
«Это скромный вклад, — сказала Свидлер, — и никакого влияния на программу они не оказывают».
Тем не менее, как рассказала Свидлер, в прошлом году Министерство юстиции отдало распоряжение ее организации прекратить принимать пожертвования. Вексельберг и его компания «Ренова» оказались среди тех, против кого американское Министерство финансов ввело санкции, сославшись на их «ключевую роль в осуществлении враждебной деятельности», включая оккупацию Крыма, агрессию на востоке Украины, поддержку президента Башара Асада в Сирии, а также «попытки подрыва западных демократий и злонамеренную киберактивность».
Некоторые санкции были введены за практические действия, однако многие компании и люди, такие как Вексельберг, были наказаны в основном за то, что их считают влиятельными сторонниками Путина, получающими выгоду от таких действий режима.
Вексельберг, ведущий борьбу против санкций, от участия в интервью отказался.
По мнению Свидлер, российские вложения средств в Форт-Росс — это безобидное культурное взаимодействие и важный противовес военной истерии. Другие же видят в этом более целенаправленные действия.
«Для меня это сразу стало сигналом тревоги, — сказал специалист по России из администрации Обамы Карпентер. — Форт-Росс был составной частью операции мягкой силы».
Чикагский институт искусств
По словам Карпентера, этот русский форпост настолько важен для Москвы, что российский министр иностранных дел Сергей Лавров призвал американцев сделать из него национальный парк.
Нынешний посол России в США Анатолий Антонов в прошлом году посетил Форт-Росс и позже дал ему восторженную оценку. «В некоторых вашингтонских зданиях возникает чувство, что воздух испорчен антироссийскими настроениями, — сказал он. — Здесь же атмосфера другая. И люди тоже другие».
Это далеко не единственная культурная инициатива 62-летнего Вексельберга, сколотившего состояние во время агрессивной и суматошной приватизации алюминиевой и нефтяной отрасли в России в 1990-е годы.
В 2004 году он потратил почти 100 миллионов долларов на то, чтобы вернуть в Россию императорскую коллекцию яиц Фаберже, и создал музей для их показа. Хотя специалисты по России не считают Вексельберга приближенным Путина, эти его действия совпали по времени с усилиями президента по возвращению в Россию культурных артефактов.
Позже он вместе с другими олигархами открыл в Москве Еврейский музей и центр толерантности, заявив, что это поможет представить Россию в ином свете.
«У рядовых американцев выработался некий стереотип. Они с большой опаской относятся к России, помня эту историю про империю зла и так далее, — сказал в то время Вексельберг. — Приезжающие сюда по работе, в гости или по делам американцы будут посещать этот музей и станут иначе оценивать то, что происходит в России».
По словам бывшего посла Макфола, Вексельберг, чья семья владеет недвижимостью в Нью-Йорке и Коннектикуте, является одним из ориентированных на Запад олигархов. «Думаю, он считает себя строителем мостов между США и Россией», — сказал Макфол.
Но в этой истории есть и неприятные моменты.
В прошлом году агенты спецпрокурора Роберта Мюллера остановили Вексельберга в аэропорту, проверили его электронные устройства и попытались допросить олигарха. Команду Мюллера интересовали контакты Вексельберга с бывшим адвокатом президента Трампа Майклом Коэном (Michael Cohen). В январе 2017 года прямо перед инаугурацией Трампа у Вексельберга и Коэна состоялась встреча в Башне Трампа. Вексельберг присутствовал на инаугурации вместе со своим двоюродным братом, гражданином США и одним из доноров мероприятия Эндрю Интрейтером (Andrew Intrater).
Прокуратура отмечает, что Вексельберг связан с фирмой Интрейтера «Коламбус Нова». Следователей заинтересовали гонорары в сумме 500 тысяч долларов, выплаченные этой компанией Коэну за так называемую консультационную работу.
Вексельберг свою причастность к этим деньгам отрицает и говорит, что он лишь клиент фирмы двоюродного брата. Следователи не предъявили им никаких обвинений.
Среди организаций, получавших финансовую помощь от Вексельберга и его компании, Линкольн-центр, Карнеги-холл, Музей современного искусства и галерея современного искусства Тейт в Лондоне. В отчетности «Реновы» за 2017 год отмечено, что компания с 2007 по 2016 годы потратила на «искусство и культуру» 13,5 миллиона долларов.
Во многих случаях продвигают именно русскую культуру. Например, до введения санкций против «Реновы» она в 2015 году помогла профинансировать серию балетных и оперных представлений Мариинского театра в Бруклинской музыкальной академии. Академия назвала эти представления «бьющимся сердцем русской культуры».
Однако компания Вексельберга — не единственный российский спонсор таких мероприятий. За несколько лет до выступления Мариинки фонд миллиардера и тогдашнего собственника команды «Бруклин Нетс» Михаила Прохорова объявил о выделении одного миллиона долларов на организацию программы культурного обмена «Транскультурный экспресс. Искусство России и США сегодня».
Выступая с этим заявлением, Прохоров сказал, что он счастлив «поделиться частью современной культуры России, того места, которое я с гордостью называю своим домом».
Свой материал для статьи предоставили Кэтрин Чейни (Catherine Cheney), Майкл Коломацки (Michael Kolomatsky) и Сьюзан Бичи (Susan Beachy).
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник
Новости партнеров
Загрузка...