Полная версия

Россия – Белоруссия: не искать символы там, где их нет

  13 февраля 2020, 10:45 846

Кто сейчас работает на белорусском направлении
В Польше и странах Балтии общественное мнение приучено пропагандой к тому, что Москва готовится поглотить Белоруссию путём глубокой интеграции в рамках Союзного государства.
Вспоминают, как в 1938 году Германия аннексировала Австрию, в 1939 году – Клайпеду и Клайпедский край. Проекция этих фактов из 1930-х годов на сегодняшний день выглядит для обывателя доступно: сильная Россия хочет полностью подчинить экономически зависимую от неё Беларусь.
«Русские всегда требуют для себя какой-то исключительности, каких-то особых прав, статусов, лозунгов наподобие «Хватит кормить!», – заявил литовский политолог Марюс Лауринавичюс из вильнюсского Центра политического анализа после встречи Путина и Лукашенко в Сочи. Его слова наложились на скупую официальную информацию: «Газ для Белоруссии будет по цене 2019 года, нефть – на коммерческих условиях».

В. Путин и А. Лукашенко в Сочи 7 февраля. Фото news.yandex.ru
Белорусский политолог Александр Класковский разложил итоги встречи Путина и Лукашенко 7 февраля так: «До конца нынешнего года газ будет стоить 127 долларов за тысячу кубометров. Это не худший вариант. В декабрьском интервью «Эху Москвы» Лукашенко проговорился, что российская сторона хотела заломить по 152 доллара». Белорусская же сторона рассчитывала на цену, «как для Смоленской области» – около 70 долларов за тысячу кубометров, максимум – 100 долларов. Что касается цены на российскую нефть, то она практически достигла мирового уровня и нет сигналов о возможном скором уменьшении цены для Минска.
«Это означает, что Кремль продолжает занимать жёсткую позицию по отношению к белорусскому союзнику», – заключает Лауринавичюс. Значительная часть белорусских политологов клонит в ту же сторону: «Рыночная прагматизация отношений России с союзниками запущена. Почему? Таков дух времени. Трамп делает то же самое. Сейчас время протекционизма и национализма. Несколько лет будет идти болезненная перестройка отношений. В случае Беларуси наверняка не дойдёт до полного разрыва союзнических отношений и ухода на Запад. Но свой рыночный счёт России она тоже предъявит, и будет долгий тяжёлый взаимный спор».
Многие «эксперты» слишком поспешили отметиться на белорусской теме. Особенно раздражают рассуждения на тему «каши на воде» – мини-диалога между Путиным и Лукашенко во время завтрака. В российских СМИ дали понять, что видят в словах Путина некий знак. Мол, «будете есть кашу на воде». Журналисты из Минска прочитали это на свой лад: «В России нет молока жирностью в 3,6% и 4,8%. Вот и варят овсянку на водичке».
Однако не надо искать символы там, где их нет.
Если взять комментарии к встрече двух президентов в Сочи более широко, то, например, российский журналист Александр Котляров нашёл время отметить: белорусское правительство отказывается признать Крым так же, как и независимость Абхазии и Южной Осетии. И отослал читателей к мнению Ростислава Ищенко, который тоже торопится с вердиктом: «Если вы не можете быть надёжным союзником, то вам не за что и платить. Сегодня у России и Китай, и Иран, и Турция в союзниках. По сравнению с Белоруссией это разные величины. Поэтому белорусскому руководству стали урезать аппетиты». Однако аргумент кривой: и Китай, и Иран, и Турция для России не союзники, а партнёры; союзное государство ни с кем из них не создавали.
В ответ на такие заявления появляются вызывающие высказывания белорусских комментаторов. Здесь выделяется Артём Шрайбман, уверяющий, что президенту Александру Лукашенко «становится неинтересен диалог по интеграции с Россией». Шрайбман находит, что оно и хорошо: «Это решение может оздоровить белорусскую экономику, поскольку зависимость от дешёвых российских энергоресурсов связывают с зависимостью наркотической. В этом смысле плавный отказ от объекта зависимости обычно идёт на пользу и может подтолкнуть власть к рыночным реформам, диверсификации внешней торговли и внешней политики».
«Это только усилит многовекторность и поиск других опор», – уверяет другой белорусский комментатор Алексей Дзермант. Однако не раскрывает, какие «опоры» имеет в виду. Уж не те ли, что посулили американцы?
Глен Ховард, директор Джеймстаунского фонда. Фото news.pn
Белорусское одеяло вовсю тянут в разные стороны. С одной стороны это делает Киев, с другой – Варшава, с третьей – Вильнюс. И отовсюду выглядывают уши Вашингтона, где хотят слепить из президента Лукашенко нового Тито. Говорит Глен Ховард, бывший сотрудник ЦРУ, ныне директор Джеймстаунского фонда: «…нужен такой человек, как Тито, чтобы противостоять Путину. В этом случае у вас есть Лукашенко, который становится Тито, защищающим наш восточный фланг от российского вторжения в регион, который очень, очень стратегически важен».
С Запада Минску без устали твердят: дезинтеграция с Россией – это путь к укреплению белорусского суверенитета. С какими предложениями слетаются в Минск западные эмиссары, известно. Однако неизвестно, с какими ответами они возвращаются домой.
Литовский политолог Витис Юрконис. Фото ru.delfi.lt
Авторитетный литовский политолог Витис Юрконис утверждает, что отношения между Москвой и Минском после Сочи «сродни маятнику, предпосылок ни для эйфории, ни для драмы нет; надо продолжать работать на белорусском направлении». И в Польше, и в Прибалтике укрепляются новые ожидания: «Раз Россия перестала давать кредиты, белорусские власти могут пойти на соглашение с Международным валютным фондом, что подтолкнёт страну к рыночным преобразованиям не в пользу Кремля. И это хорошо».
Сейчас многие в Минске подталкивают к переходу в отношениях с Москвой на схему базарной философии: «Хотите долю в акциях НПЗ – давайте в обмен долю в нефтедобывающей компании или скважину. Хотите поставок продукции через свои порты – давайте долю в портовом терминале. Хотите свою военную базу – давайте поставки С-400». Есть, правда, и те, кто думают иначе. «Интеграция интеграций – вот что сегодня нужно России и Беларуси, – говорит научный сотрудник Института философии НАН Беларуси Пётр Петровский. – Сотрудничая, можно сообща выйти из деградирующего пространства. Обе страны должны думать о своей независимости».
Пётр Петровский. Фото yandex.by
Понятно без долгих дискуссий: без России не останется независимой Белоруссия; без союзной Белоруссии России будет неуютнее в Европе. Это очень простая истина. Может быть, потому, что эта истина так проста, её трудно усвоить. И ещё раз повторим: не надо искать символы там, где их нет.



Источник
Новости партнеров
Загрузка...