Полная версия

Россия должна признать, что использует наемников

  11 июля 2018, 14:15 385
Кремль не смог скрыть использование наемников в ходе своих военных интервенций, потому что предоставляющие многих солдат по найму крайние националисты открыто обсуждают их роль. Благодаря этому и другим соображениям Россия, вероятно, в конечном итоге признает, что прибегает к помощи частных войск.
5-го июля Евгений Шабаев, крайне левый националистический активист и атаман московского казачьего общества, потребовал, чтобы бойцы частной военной компании, участвующие в операциях в Сирии, Центральноафриканской Республике, Судане, Йемене и Ливии были официально признаны ветеранами. На данный момент российское правительство не признает даже существование вышеозначенных компаний.
В заявлении, подписанном Шабаевым и двумя другими националистическими деятелями — отставным генералом Леонидом Ивашовым и отставным полковником Владимиром Петровым, — утверждалось, что «руководители частных военных компаний („Патриот", „Вагнер" и другие) получают государственные награды лично из рук президента России». Но даже несмотря на то, что Кремль обеспечивает компаниям выгодные коммерческие уступки в странах дислокации, их бойцы в случае боевых ранений от правительства никакой помощи не получают. Вместо этого, утверждается в заявлении, за ними следит полиция и внутренние контрразведывательные службы, а семьи погибших бойцов вынуждают молчать.
Шабаев, один из нескольких националистических активистов, сообщивших о гибели множества российских наемников в февральском столкновении с американскими войсками в Сирии, заявил, что ближайшее окружение президента Владимира Путина учреждает военные компании для личной выгоды, но для вооружения и обучения солдат использует ресурсы российской армии и правоохранительных органов.
Российские националисты представляют собой основной источник добровольцев для частных военных компаний и неофициальных подразделений, воюющих на востоке Украины под небрежным контролем Кремля. Многие националисты имеют боевой опыт или, по крайней мере, служили в армии; воюют они не только за деньги, но и из соображений поддержки политики России. Кремль это вполне устраивает: для военных авантюр ему нужно самоотверженное пушечное мясо. Единственная загвоздка в том, что националисты истинными поклонниками Путина не являются, считая его режим чересчур продажным и трусливым в плане защиты национальных интересов страны. Именно поэтому они не могут помалкивать о том, что делают в тех странах, где российских войск быть не должно.
У Кремля есть, конечно, еще один важный источник человеческих ресурсов для своих операций: военнослужащих отправляют в неофициальные театры военных действий на время «отпуска». Эти люди не склонны жаловаться, поскольку, будучи солдатами, имеют право на достойное медицинское обслуживание и другие льготы. Но они — как и семьи погибших в войнах — тоже необязательно станут держать язык за зубами.
После первоначального этапа отрицания на могилах убитых на Украине российских десантников появились надгробия с фотографиями в униформе и с указанием дат, однозначно указывающих на то, где именно они погибли. 4-го июля офицер Олег Леонтьев, которого судят за халатность, повлекшую за собой смерть военнослужащего, попросил снисхождения на том основании, что принимал участие в боевых действиях «на территории соседней страны, где нас якобы не было».
Российский опыт ведения войн с участием нерегулярных формирований и «находящихся в отпуске» военнослужащих показывает, что отрицание не имеет ничего общего с реальностью. Рано или поздно причастность к данному вопросу правительства всплывает на поверхность. И когда это происходит, все вовлеченные в конфликт российские силы сваливают, как правило, в одну кучу. США, например, предполагают, что все россияне в зоне боевых действий принадлежат российской армии, хотя официально американские военные заявлять подобное не станут.
В Сирии американские войска продолжают время от времени сталкиваться с силами, не поддающимся, по их словам, идентификации. В подобных случаях с целью исключения конфликтных ситуаций они обращаются к российскому военному командованию.
В интересах Путина было бы прекратить попытки хранить уже разоблаченные секреты и признать существование частных военных компаний. Недвусмысленное отделение их от официальных вооруженных формирований может принести пользу в контексте разрешения конфликтных ситуаций. Также это создало бы новую возможность правдоподобно отрицать свое участие — грань между частной инициативой и государственными интересами в тех областях, где данное различие носит малопонятный характер. Даже Америка свои частные военные компании скрывать не пытается.
6-го июля пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков заявил, что в случае поступления в Кремль официального обращения о необходимости признания бойцов частных военных компаний ветеранами, он передаст его Министерству обороны «для проработки и выработки каких-то основополагающих подходов». До официального признания по-прежнему далеко, поскольку для подготовки новых правил необходимо будет внести изменения в российский закон, приписывающий наемному труду криминальный характер. Однако Кремль, как представляется, не настаивает на продолжении отрицания важной части своей военной стратегии.
Источник
Новости партнеров
 
Загрузка...