Полная версия

Саманта Пауэр: Байдену придется долго восстанавливать в мире веру в «бессильные» США (Foreign Affairs)

  28 ноября 2020, 03:15 491

С тех пор, как более двух десятилетий назад госсекретарь США Мадлен Олбрайт назвала Соединенные Штаты «незаменимыми», американцы, и зарубежная общественность активно спорят вокруг этого тезиса. Сегодня, когда срок полномочий президента Дональда Трампа подходит к концу, зарубежные эксперты по США более склонны использовать другое слово: «бессильные».
Ответ администрации Трампа на самую насущную проблему в современном мире — пандемию коронавируса — был хуже, чем у любой другой страны. Это, в свою очередь, по вполне понятным причинам испортило имидж Соединенных Штатов: согласно недавнему опросу агентства Pew Research Center, проведенному в 13 крупных экономически развитых государствах, в среднем 84% респондентов согласились с тем, что Соединенные Штаты плохо справляются с COVID-19. Это, безусловно, самая суровая оценка, полученная любой другой крупной международной державой или организацией. Тем не менее, провал антикоронавирусной политики является лишь последним из ряда утрат в общем потенциале Америки, которые ставят под сомнение возможности США как в отношении своих давних союзников, так и стран, к партнерству с которыми Вашингтон будет стремиться в ближайшие годы. Бренд, который когда-то был сравним с творениями Стива Джобса, изменившими мир, и с выдающимися примерами мощи и изобретательности, какими были «воздушные мост» в Западном Берлине и высадка американских астронавтов на Луну, и вообще с возможностями, даруемыми Статуей Свободы — этот бренд теперь олицетворяет хаос, раскол и слабость.

Несмотря на всю критику, направленную в адрес внешней политики США в прошлые эпохи, иностранные лидеры и общественность всегда сохраняли уважение к готовности Соединенных Штатов предпринимать гигантские усилия и их способности решать сложнейшие задачи — важному, но, как оказалось, недооцененному краеугольному камню американской мощи. Сегодня тот факт, что все меньше и меньше людей считают Соединенные Штаты способными справляться с большими проблемами, вызывает серьезную озабоченность у тех, кто считает, что лидерство США должно играть центральную роль в решении проблем изменения климата и других глобальных проблем, разрешение которых требует как огромных знаний, так и умения объединять различные страны.
Более того, в отличие от недавнего прошлого, сегодня у Соединенных Штатов на мировой арене есть мощный конкурент, и все чаще можно услышать, как люди противопоставляют политический разброд и шатания Вашингтона беспощадной эффективности авторитарного правления Пекина. Тем не менее, даже несмотря на то, что Соединенные Штаты испытывают видимые всем и весьма дорогостоящие поражения, Китай тоже пока неумело возится с мантией глобального лидерства — со своим убийственным сокрытием правды о пандемии COVID-2019, своей запугивающей дипломатией и экстерриториальной воинственностью, своим противоречивым подходом к стратегии развития и своей ужасной политикой в области прав человека, включая массовое аресты среди уйгурского мусульманского населения. Такая реальность создает определенные возможности для избранного президента Джо Байдена и его администрации.
Некоторые американцы уверены, что после четырех лет правления Трампа чувство облегчения в иностранных столицах будет настолько глубоким, что лидерство США по ключевым мировым проблемам будет сразу же с радостью приветствоваться вновь. Байден сказал, что его первым внешнеполитическим ходом будет обращение к иностранным лидерам с призывом: «Америка вернулась: теперь вы можете рассчитывать на нас». Он изложил планы по ревизии политики выхода США из международных организаций, отмене вредоносных внешнеполитических решений, прекращению затяжных войн и восстановлению союзов. Он также пообещал уделять приоритетное внимание вопросам изменения климата — помимо борьбы с пандемией и ее последствиями, являющейся сегодня самой неотложной проблемой для всех стран мира.
Эти шаги будут обеспечивать громкие заголовки в СМИ, но, хотя они, конечно, и необходимы, их будет явно недостаточно. Новому президенту придется бороться с широко распространенным мнением о том, что США, граждане которых составляют более 40% всех лауреатов Нобелевской премии в области мира, литературы, экономики, химии, медицины и физики, не обладают достаточными для доверия компетенцией и опытом.
Соответственно, восстановление американского лидерства должно включать в себя более широкую задачу — еще раз показать, что Соединенные Штаты способны решать ключевые проблемы современности.
Новая администрация справедливо отдает приоритет решению внутренних проблем страны — прекращению пандемии, обеспечению экономического восстановления и реформированию изношенных демократических институтов. Байден заявил, что планирует вывести страну из текущего кризиса, «восстановив ее лучшее», имея в виду борьбу с экономическим неравенством, системным расизмом и изменением климата. Однако для серьезных структурных изменений потребуется время. Поэтому администрации Байдена следует осуществлять такие внешнеполитические инициативы, которые могли быстро продемонстрировать возврат высоких американских возможностей. Здесь Байден должен сделать акцент на программах, которые обеспечивают заметные победы в стране, удовлетворяют острые потребности за границей, являются хорошо заметными и приносят ощутимые результаты (последнего как раз зачастую не хватало многим внешнеполитическим проектам США в последнее время). Это означает меньше риторики вокруг абстрактных тезисов типа «либерального международного порядка» и больше практических демонстраций исключительной способности Соединенных Штатов решать вопросы, которые имеют важное значение для сегодняшней жизни сотен миллионов людей.
Для такого лидерства явно созрели следующие три области международной активности США: глобальное распространение вакцины против COVID-19, расширение возможностей получения образования в Соединенных Штатах для иностранных студентов и ведение активной борьбы с коррупцией внутри страны и за рубежом. Задействуя свои сильные свои стороны и пользуясь теми «открытыми зонами», которые создались для Америки в связи с чрезмерным «перенапряжением» Китая, США могли бы постараться восстановить в мире веру в возможности страны — тот самый базис, который необходим для объединения вокруг себя сил для продвижения американских интересов во всем мире.
БЕССИЛЬНАЯ АМЕРИКА
Споры среди американцев о том, как Соединенным Штатам следует вести себя с другими странами в эпоху после Трампа, привели к обоснованным вопросам о том, сможет ли Америка восстановить к себе тот уровень доверия, который необходим для того, чтобы снова стать лидером. Байден вернет Соединенные Штаты в Парижское соглашение по климату, во Всемирную организацию здравоохранения и (если удастся обеспечить необходимые условия) в ядерную сделку с Ираном. Он сказал, что его администрация возобновит участие в различных международных форумах и инициативах, от которых отказался Трамп, таких как Совет ООН по правам человека и Международное соглашение по миграции. Он пообещал положить конец деструктивным проявлениям политики администрации Трампа, таким как запрет на поездки в страны с мусульманским большинством, сокращение до исторического минимума числа беженцев в США, разъединение семей на южной границе, споры с союзниками и обнимания с авторитарными лидерами. И Байден пообещал использовать тесные связи с зарубежными политиками, которые он установил за четыре десятилетия работы во внешнеполитической сфере, чтобы убедить страны Азии и Европы в том, что на Вашингтон снова можно полагаться как на союзника.
Эти шаги могут помочь Соединенным Штатам продемонстрировать, что они честно и с готовностью подходят к своим партнерским отношениям, но их будет недостаточно, чтобы снять разумные сомнения в возможностях США. Согласно опросам службы Гэллапа, за последние три года одобрение лидерства США в более чем 130 странах значительно снизилось. Опросы агентства Pew показали, что благожелательное отношение к США уменьшилось только за последний год на двузначные значения и достигло рекордно низкого уровня в Австралии, Канаде, Франции, Японии, Нидерландах, Швеции и Великобритании. Эти результаты Pew в первую очередь приписывает тому, что Соединенные Штаты плохо справляются с пандемией коронавируса.
Помимо статистики, накопились и конкретные примеры падения веры в возможности США. После того, как Трамп начал рекомендовать лекарства от малярии в качестве средства лечения COVID-19 органам здравоохранения в Африке, включая Африканские центры по контролю и профилактике заболеваний (главное учреждение здравоохранения на континенте), пришлось изо всех сил отговаривать людей от их приема. Норвежский университет призвал своих студентов возвращаться домой из стран «с плохо развитыми услугами здравоохранения и инфраструктурой… например, из США». Журналист круглосуточного кабельного новостного канала N1 Боснии заметил о Соединенных Штатах: «Вице-президент носит маску, а президент — нет. Некоторые сотрудники их носят; некоторые нет. Все действуют как хотят. Со временем Белый Дом становится все больше похож на Балканы».
Байдену придется бороться с широко распространенным мнением о том, что Соединенные Штаты не обладают возможностями, заслуживающими доверия
Пандемия может быть самым важным событием нашего времени, и будет нелегко изменить мнение о неспособности Соединенных Штатов принять эффективные меры против COVID-2019, прочно укоренившееся и среди самих американцев, и среди жителей других стран. Рейнхард Бутикофер, член Европейского парламента от Германии, подытожил то, как Соединенные Штаты стали восприниматься в Европе: «Сияющий град на холме сияет уже не так, как раньше».
В 2009 году, когда Байден в последний раз вошел в исполнительную власть, те из нас, кто был частью администрации Обамы, столкнулись с аналогичными сомнениями, вызванными катастрофической войной в Ираке и ответственностью Соединенных Штатов за мировой финансовый кризис. Президент Барак Обама предпринял шаги, похожие на те, что обещает Байден: воссоединение со структурами ООН и уплата всех взносов в эту организацию, запрет таких бесчеловечных методов, как пытки, устранение ущерба союзническим отношениям, нанесенным американским вторжением в Ирак, и провозглашение лозунга: «Мы готовы лидировать вновь.» Но хотя эти шаги были необходимыми и полезными для создания более благоприятного отношения со стороны международной общественности, мое собственное впечатление — как человека, проработавшего в администрации Обамы все восемь лет ее существования — таково, что имидж Соединенных Штатов не достиг хоть какого-то подъема вплоть до 2014-15 годов, когда уверенность в лидерство США стала возвращаться под воздействием ряда заметных результатов инициатив тогдашнего президента.
В тот период Обама мобилизовал более 62 стран для искоренения вируса Эбола в Западной Африке, направив туда медицинских работников, построив больницы для лечения Эболы и развернув там лаборатории для проведения экспресс-тестов. Американские ядерные эксперты обсуждали новаторские идеи по блокированию доступа Ирана к созданию ядерного оружия, а американские дипломаты заручились поддержкой Китая, России и других крупных держав, чтобы поддержать атомную сделку, основанную на этих идеях. Американские ученые и дипломаты задействовали огромный национальный опыт в области борьбы с изменением климата и политический капитал США, чтобы заключить в Париже соглашение, которое включало в себя обязательства по сокращению выбросов парниковых газов и принятие других мер по смягчению темпов климатических изменений почти во всех странах мира. К концу 2015 года, прогуливаясь по залам ООН в качестве посла США и общаясь с моими коллегами, я обнаружила ощутимо более высокий уровень веры в Соединенные Штаты и желание сотрудничать с нами, чем два года назад.
Восприятие внешней политики США как ненадежной и неустойчивой, значительно усилилось именно в последнее время, когда мир стал свидетелем радикального поворота от политики Обамы к политике Трампа. Более того, сильные электоральные позиции Трампа и поддержка, которую он получил от видных республиканцев в своих попытках отрицать победу Байдена, только усилят опасения по поводу того, что отмеченные ранее улучшения во внешней политике США окажутся недолговечными. Тем не менее, нам еще есть чему поучиться из прошлого: каждая из этих инициатив эпохи Обамы опиралась не только на дипломатию, которую Байден и другие демократы справедливо пообещали восстановить. Эти инициативы требовали — и эти требования были удовлетворены — эффективных административных ноу-хау и развертывание экономических, технических и разведывательных ресурсов, которыми мало кто из других стран имел в своем распоряжении. Самое главное, они дали осязаемые результаты по тем проблемам, которые тогда вызывали наибольшую озабоченность общественности как в Соединенных Штатах, так и за рубежом.
ПЕРЕНАПРЯЖЕНИЕ КИТАЯ?
Несмотря на все опасения, что Китай воспользуется определенным уходом Соединенных Штатов с мировой арены, события последних нескольких лет не вызвали всплеска веры в Китай как альтернативного глобального лидера. Приход Китая к вершинам мирового влияния за последнее десятилетие был, пожалуй, наиболее заметным явлением в мире, однако опрос службы Гэллапа показал, что мировой рейтинг одобрения Китая — в среднем 32% среди более чем 130 стран — за десять лет практически не изменился. Опросы того же агентства Pew, которые показали существенное падение имиджа США, демонстрируют, что большинство опрошенных в упомянутых странах также придерживаются негативных взглядов и на Китай, и во многих случаях эти оценки только ухудшаются. В Соединенном Королевстве пять лет назад рейтинг неодобрение Китая составляло менее 40%; сегодня он составляет почти 75% — эта тенденция также очевидна в Австралии, Канаде, Германии и Южной Корее. Высокими остаются сомнения относительно того, как Китай справился с пандемией: в среднем 61% опрошенных согласились с тем, что Пекин плохо боролся против изначальной вспышки вируса на своей территории (только США получили еще более худшие оценки).
Военные предприятия Пекина за последний год лишь усугубили это беспокойство. Китай усилил агрессивные устремления вокруг Тайваня, в Южно-Китайском море, на границе с Индией и в Гонконге. Когда Австралия призвала к международному расследованию происхождения коронавируса, Китай в ответ поднял до 80% импортные пошлины на ячмень, главный экспортный продукт Австралии. Официальные лица Фиджи с ужасом наблюдали, как китайские дипломаты без приглашения появились на приеме, посвященном Тайваню, и избили тайваньского дипломата, который пытался помешать им войти. После того, как Нидерланды изменили название своей торговой миссии на Тайване на «Нидерландский офис в Тайбэе», что отразило расширение двусторонних отношений за пределы экономики, Китай пригрозил отменить поставки в Голландию медицинских материалов для борьбы с коронавирусом.
Запугивания со стороны Китая уже вызывают негативную реакцию. Как показал опрос агентства Pew, угрозы Пекина способствовали тому, что недоверие голландцев к президенту Китая Си Цзиньпину выросло на 17% за один год. В Австралии премьер-министр Скотт Моррисон теперь требует новых полномочий для уменьшения влияния Китая в стране. Министр обороны Канады осудил как «дипломатию заложников» заключение в тюрьму двух ни в чем не повинных канадцев в отместку за арест в Канаде одного из китайских чиновников. В первые месяцы пандемии министерство иностранных дел Франции публично упрекнуло китайского посла в Париже после того, как его посольство обвинило Францию в том, что пожилые люди «умирают от голода и болезней» в домах престарелых. Индия запретила импорт более 100 мобильных приложений китайского производства в ответ на напряженность на границе, которая в течение нескольких месяцев привела к гибели более 20 индийских солдат.
Соединенные Штаты обладают уникальными возможностями помочь другим странам во вводе в действие противо-коронавирусной вакцины
Еще до пандемии во всем мире росло беспокойство по поводу китайской мировой стратегии, чему в первую очередь способствовало масштабное строительство Китаем инфраструктуры, известное как инициатива «Один пояс, один путь», а также агрессивное продвижение им своих дорогих кредитов. Например, трудности Шри-Ланки с обслуживанием своего долга по порту, построенному китайцами, бесславно закончились сделкой, которая фактически поставила этот проект под полный контроль Пекина. Когда премьер-министр Малайзии отменил финансируемые Китаем инфраструктурные проекты на миллиарды долларов, одобренные его предшественником, он объяснил: «Все дело в том, что речь идет о слишком больших и дорогих китайских кредитах, которые мы не можем себе позволить». После того как президент Танзании отменил сделки, заключенные его предшественником с Китаем, он аналогичным образом заметил, что только «сумасшедший» примет китайские условия, которые до этого были согласованы. В Нигерии политики потребовали официального расследования кредитной практики Китая в стране в связи с тем, что прошлым летом распространились слухи о том, что Пекин может начать конфискацию нигерийских национальных активов. В Замбии бывший министр торговли обратился в Конституционный суд с просьбой вынести решение о законности кредитных сделок с китайцами, в результате которых она задолжала Китаю четверть всего своего внешнего долга.
В мире ведутся активные споры о том, придерживается ли Пекин преднамеренной стратегии «дипломатии долговых ловушек». Сейчас невозможно точно установить, сколько задолжали Китаю развивающиеся страны. Но исследование 2019 года показало, что 50 крупнейших получателей китайских кредитов имели тогда долги перед Китаем в размере примерно 15% их совокупного ВВП, по сравнению с соответствующим показателем менее 1% в 2005 году. Между тем, китайские инфраструктурные проекты в мире потеряли значительную часть своего блеска, из-за обеспокоенности по поводу их транспарентности, ухудшения состояния окружающей среды и притока китайских рабочих, которые заняли рабочие места, которые, по мнению местных жителей, могли стать доступными для них. Общественное противодействие проектам «Один пояс, один путь» проявляется даже в странах, в которых существуют строгие ограничения на публичное выражение несогласия, включая Казахстан, Лаос и Мьянму.
Действительно, многие страны по-прежнему видят значительные возможности в более тесных связях с Китаем. Однако за последние четыре года мнения о лидерстве Пекина в важнейших областях ухудшились. И для Байдена это открывает новые возможности. Но для того, чтобы полностью реализовать их, новая администрация должна восстановить репутацию Соединенных Штатов как страны с большим потенциалом.
ЧАС НУЖДЫ
Демонстрация возможностей требует способности делать сразу несколько важных дел — как это сделала администрация Обамы во время финансового кризиса, спасая американскую экономику, а также побуждая G-20 предоставить стимулы на сумму более 1 триллиона долларов для других борющихся с экономическим спадом стран, тем самым помогая сохранить целостность мировой экономики. Соединенные Штаты могут вновь начать участвовать во всех сделках и международных организациях, в которых это необходимо, но наибольший рост американского влияния в мире будет достигнут, если США продемонстрируют свою способность помочь другим странам в час наибольшей нужды.
Если начать с проблемы, от которой репутация Соединенных Штатов пострадала больше всего — пандемии коронавируса, то администрация Байдена должна возглавить глобальное распространение вакцины таким образом, чтобы это напомнило миру о том, на что способны Соединенные Штаты. При любом другом президенте, за исключением Трампа, администрация должна будет торопиться не только с вакциной для внутреннего употребления — она должна стать мировым лидером в разработке плана глобального ее распространения. Трамп не проявил интереса к вопросу о поставках американской вакцины в другие страны. Наряду с инициированием выхода Соединенных Штатов из Всемирной организации здравоохранения, он горделиво отказался от участия в программе COVAX, инициативе 184 стран, которая направлена на обеспечение доступности двух миллиардов доз вакцины по всему миру, в основном для групп высокого риска и медицинских работников, до конца 2021 г.
Соединенные Штаты имеют хорошие возможности для вакцинации американцев, при условии наличия безопасной и эффективной вакцина. Правительство США уже закупило у фармацевтических компаний 800 миллионов доз для населения страны, насчитывающего 328 миллионов человек. Но одной только вакцинации американцев будет недостаточно, чтобы гарантировать их благополучие. Глобальная пандемия не закончится полностью, и экономика США полностью не восстановится в то время как COVID-19 все еще бушует в других странах. Попытки Китая убедить мир в том, что он является «ответственной великой державой», помогая другим странам получить доступ к вакцинам, должна дать республиканцам дополнительный импульс для поддержки глобальных усилий даже в чрезвычайно сложных финансовых условиях.
Байдену следует начать с присоединения США к программе COVAX, которая сыграет ключевую роль в справедливом распределении вакцин. Тем не менее, даже если этот проект будет полностью профинансирован и сможет достичь своих целей, ожидается, что к концу 2021 года COVAX охватит лишь четверть мирового населения. США должны пойти дальше путем установления отношений двустороннего сотрудничества со странами низкого и среднего уровня развития и решения проблем с вакцинацией их населения. У Соединенных Штатов есть очевидное конкурентное преимущество в этих усилиях: их беспрецедентный научный опыт и непревзойденный глобальный охват. Хотя в 2019 году Китай обогнал Соединенные Штаты по общему количеству дипломатических миссий в мире, наличие обширной дипломатической сети и ее использование во благо людей — это две совершенно разные вещи. И Центры США по контролю и профилактике заболеваний (CDC), и Агентство США по международному развитию (USAID) обладают большим опытом работы с программами по иммунизации населения и имеют устоявшиеся рабочие контакты и отношения с министерствами здравоохранения, неправительственными организациями, академическими учреждениями и частным сектором во многих зарубежные страны.
Эксперты в области здравоохранения указывают, что обеспечение широкого доступа к вакцине COVID-19 будет очень сложной задачей, требующей точного контроля температуры во время ее транспортировки и хранения, новых методов логистики в условиях резкого сокращения коммерческих авиаперевозок (фармацевтические компании обычно отправляют половину своей продукции в грузовых отсеках пассажирских самолетов), поиска и производства огромного количества материалов, таких как стеклянные флаконы и шприцы и разработки убедительной пропаганды вакцин, адаптированной к конкретным группам населения. В качестве доказательства сложности этих проблем можно привести недавнюю оценку устойчивости цепочки поставок, осуществленную логистической компанией DHL. По ее результатам компания пришла к заключению о том, что «большие части Африки, Южной Америки и Азии не могут быть адекватно обеспечены» вакциной из-за отсутствия технологий, необходимых для сохранения доз при необходимой температуре.
Имея десятилетия опыта глобальных кампаний иммунизации больших групп людей против полиомиелита, кори и оспы, а также недавней кампании против лихорадки Эбола в Западной Африке, Соединенные Штаты обладают исключительным потенциалом для оказания помощи другим странам в задействовании вакцины. Это будет включать в себя помощь в управлении глобальной логистикой, устранение неизбежных проблем, возникающих с международными цепочками поставок, поддержку кампаний по информированию общественности, предоставление технических знаний по контролю качества, обучение местных медицинских работников и реализацию программ по расширению поставок вакцины, в том числе и в труднодоступные районы. Для выполнения всех этих задач потребуются давние партнерские отношения США с правительствами и другими участниками более чем 60 стран, где уже работают тысячи сотрудников Центров США по контролю и профилактике заболеваний (CDC), и Агентство США по международному развитию (USAID).
Судя по реакции на оказание Америкой жизненно важной помощи в других случаях, такие усилия также окажут значительное положительное влияние на имидж Америки. Хотя это и не будет главным мотивом наших действий, тем не менее это должно быть важным соображением для администрации, которая должна попытаться показать скептически настроенному миру, что на Соединенные Штаты можно снова рассчитывать. После цунами 2004 года в Индийском океане, землетрясения 2005 года в Пакистане и цунами 2011 года в Японии широко освещенная помощь США в ликвидации последствий этих стихийных бедствий почти сразу же вызвала благоприятное восприятие Соединенных Штатов в этих регионах. Более долговременный пример такого воздействия можно видеть в «Чрезвычайным плане президента по борьбе со СПИДом» (PEPFAR), «авторской» международной инициативе президента Джорджа Буша, в соответствии с которой лечение ВИЧ-инфекции было предоставлено более чем 16 миллионам человек во всем мире, включая 700 000 детей. В дополнение к огромным гуманитарным результатам, согласно научным исследованиям, проведенным в 2009 году, программа PEPFAR оказала значительное и продолжительное позитивное влияние на отношение иностранной общественности к Соединенным Штатам, вызвав «существенное» повышение авторитета США среди стран, участвовавших в программе. Действительно, по данным службы Гэллапа, при уходе президента Буша со своего поста в 2009 году, его рейтинг одобрения в Соединенных Штатах поднялся до 34%, и взлетел до 73% в африканских странах.
_________________________________________________________________________________________________________________
Саманта Пауэр в настоящее время является практикующим профессором в совместных программах Школы управления им. Дж. Ф. Кеннеди и Высшей школы юриспруденции Гарвардского университета и автором книги "Воспитание идеалистки: мемуары". Она была послом США в ООН с 2013 по 2017 год.
Продолжение в части 2.

Источник
Новости партнеров
Загрузка...