Полная версия

Способен ли Трамп справиться с Ким Чон Ыном?

  13 марта 2018, 06:45 475
благодаря торжественному прозвучавшему в четверг, 8 марта, объявлению о первой в истории встрече американского президента и северокорейского диктатора нам удалось сменить тему — вместо предполагаемого романа с порнозвездой мы стали говорить о серьезной попытке решить вопрос ядерной угрозы со стороны наиболее враждебного режима в Пхеньяне.
Однако если отвлечься от непосредственного PR-кризиса президента, то о том, что Дональд Трамп может стать человеком, заключившим важнейшее соглашение в мировой истории, он сам говорил с тех самых пор, как стал два года назад кандидатом в президенты. Он заявлял, что сможет «поладить» с Ким Чон Ыном благодаря своим навыкам ведения переговоров в недвижимости. Если вспомнить еще более ранний период, то Трамп говорил о том, что заключит «сделку века» по вопросу ядерного оружия, с тех пор как он впервые возник в поле внимания американской общественности в 1980-е годы. В то время он, разумеется, собирался заключать феноменальную сделку по контролю за ядерным оружием с лидером Советского Союза.
Риторику, в рамках которой Трамп расценивается как Великий переговорщик, Белый дом будет отстаивать во что бы то ни стало. Поэтому задача наблюдателей — сосредоточиться на существе дела, не расходуя внимания на спецэффекты. А это означает необходимость отвечать на трудные вопросы об обоснованиях военного присутствия Америки в Южной Корее и о необходимости присутствия военных мощностей США в Азии в рамках противостояния с растущей политической, военной и экономической мощью Китая. Стоит вспомнить, что, будучи «националистом», а не «глобалистом», президент в прошлом задавался вопросом о цели и стоимости размещения американских вооруженных сил за границей. А раз нам известно, что в течение десятков лет цель Пхеньяна состояла в изгнании американских войск с Корейского полуострова, то не приходится сомневаться, что Ким будет прощупывать Трампа на предмет подрыва обязательств США по обороне Южной Кореи и попытается понять, как добиться вывода американских войск. А поскольку, скажем так, управление альянсами и подтверждение гарантий не были сильными чертами этой администрации, мы можем ожидать, что Ким будет прощупывать все пространство между Вашингтоном и Сеулом.
Еще более усложняет для США предстоящую встречу на высшем уровне то, что Китай одновременно является тут и союзником, и соперником. Можно предположить, что администрация Трампа до сих пор довольно разумно разыгрывала карту Китая, так как Пекин, по крайней мере, официально поддержал попытки международного сообщества остановить развитие северокорейских ядерных и ракетных программ и даже проявил гораздо большее участие, усилив санкции против Пхеньяна для достижения этой цели. Но все это взаимодействие может полететь псу под хвост, когда фокус смещается с денуклеаризации Северной Кореи на вопрос о поддержании обширного американского присутствия в Южной Корее.
Почему? Потому что стоит только Киму объяснить, что его ядерная и ракетная программа — это вполне внятный ответ на размещение традиционного американского оружия в Сеуле и вокруг него, как позиция Китая, скорее всего, кардинально изменится. Как и позиция России. Пекину и Москве только того и надо, чтобы Америка вывела свои силы из Южной Кореи. В последнее время вся внешняя политика России, казалось бы, ориентирована на ослабление международной позиции Америки. Тем временем, Китай тратит сотни миллиардов долларов на строительство военно-морского и традиционного потенциала, чтобы подорвать преимущество американских военных сил в Азии. Поэтому, несмотря на то, что Пекин сочувствует нашему беспокойству относительно северокорейского ядерного оружия, китайские дипломаты будут только рады, если увидят, как американские войска покидают полуостров.
Ряд саммитов также значительно облегчит Пхеньяну задачу расколоть Южную Корею и Соединенные Штаты в вопросе присутствия американской армии. Если учесть, что президент Южной Кореи Мун Джэин первым направляется в Северную Корею, как сообщается, это произойдет в конце апреля, то у Кима будут все основания винить США, и, особенно, размещение десятков тысяч американских военных всего в нескольких километрах от границы, чтобы обосновать создание необходимого ядерного сдерживания. Аналогичным образом официальные представители Южной Кореи, в отличие от американских чиновников, давно выступали за обеспечение экономических стимулов и финансовой помощи Пхеньяну для поддержания и развития контроля за ядерным оружием. Это означает, что две темы, которые Вашингтон меньше всего хочет обсуждать, — американские войска и помощь Северной Корее — будут основными в период после встречи лидеров Южной и Северной Кореи, а также во время подготовки к встрече США и Северной Кореи.
Более высоких ставок Вашингтон и представить себе не может. Администрации Трампа придется столкнуться с трудными реалиями взаимодействия крупных держав и соперничества между ними. Как она отреагирует, когда Китай встанет на сторону Северной Кореи, утверждая до и после встречи на высшем уровне, что традиционные вооруженные силы США в Южной Корее являются одной из основных причин кризиса?
Учитывая националистические предрассудки администрации Трампа и его склонность к нетрадиционным политическим решениям, нетрудно представить себе, что действующая администрация нарушит десятилетия предыдущей политики и каким-то образом поставит американские вооруженные силы на кон за столом переговоров. Но если она так сделает, это вызовет со стороны чиновников оборонных ведомств и традиционных экспертов в Вашингтоне гораздо более бурную волну критики, чем все, с которыми до сих пор пришлось столкнуться администрации Трампа. Нетрудно себе представить, что министр обороны США Джим Мэттис (Jim Mattis) станет угрожать своей отставкой, к примеру.
Что касается управления альянсами, то в прошлом году Вашингтон занимал жесткую позицию в отношении Северной Кореи, в то же время выступая за торговые санкции против своего южнокорейского союзника. В данный момент полемика коснется, главным образом, финансовой и другой помощи в отношении Северной Кореи для достижения прогресса по ядерному вопросу. Для команды Трампа эта дилемма может быть очень острой. Если администрация не хочет сокращать количество американских военных, то какие стимулы, кроме помощи, остается предложить Пхеньяну? Одного лишь снятия санкций не будет достаточно, чтобы растрогать северокорейцев, потому что режим Кима обладает высоким болевым порогом. Какой-то пакет помощи по линии Рамочной договоренности, заморозившей программу разработки плутония в Северной Корее в 1990-е годы, безусловно, потребуется в качестве стимула, и это и станет той ценой, которую, как заявляла администрация Трампа, США ошибочно платили в прошлом.
В определенный момент во время первого срока каждого президента происходят события, служащие испытанием его управления международными делами. Если встреча на высшем уровне в результате состоится, исторический факт попытки американского президента договориться с самым кровожадным диктатором мира станет как раз таким испытанием для президента Трампа. Попытка справиться с Китаем, являющимся одновременно и другом, и врагом, и поддержание солидарности с Южной Кореей в вопросе невероятной важности для корейского народа потребуют высочайшего владения искусством управления государством.
На этой встрече также возникнут вопросы глубокой важности для Соединенных Штатов и международного мира и безопасности. Добьется ли Трамп прогресса в попытке положить конец северокорейской ядерной программе? Что произойдет с альянсом США и Южной Кореи? А, главное, какие последствия будет иметь эта встреча для противостояния военных и политических лидеров в Азии, в то время как Китай пытается вытеснить Соединенные Штаты? Нравится вам это или нет, но мы скоро выясним, способен ли президент Трамп справиться со всеми этими задачами.
Источник
Новости партнеров
 
Загрузка...