Полная версия

TAC: все-таки белые мужчины не во всем виноваты

  13 января 2021, 12:30 300

Если 1 050 или 1 100 баллов по академическому оценочному тесту это «посредственно», то что можно сказать о 946 баллах?
Этот вопрос демонстрирует самую серьезную проблему книги Иджеомы Олуо (Ijeoma Oluo) «Посредственно» (Mediocre), которую я бы в шутку назвал великолепным анализом расовой динамики в США за 1964 год. Олуо утверждает, что американской культурой, начиная с ковбоев из прошлого и кончая футболистами и технологической братией сегодняшнего дня, в основном управляют невежды из числа белых мужчин, которые не должны занимать свои посты. Она называет их недостойными получателями расовых привилегий, ученых степеней, а возможно, и бесплатных свитеров пастельных цветов от Ральфа Лорена. В «Нью-Йорк таймс» появилась рецензия на эту книгу, где говорится: «Она показывает, как посредственность белых мужчин, получающих незаслуженную власть, похвалы и права, затрудняет жизнь всем остальным». Белые мужчины, утверждает Олуо и рецензент «Нью-Йорк таймс» Бритни Купер (Brittney Cooper), защищены этими социальными подушками безопасности от трудностей и жестокостей реальной жизни, и им в основном удается «уходить от ответственности и укрываться от культурного возмущения».

Вот так. Книга Олуо хорошо написана и иногда очень увлекательна. Но автор часто игнорирует или преуменьшает важные тенденции в американских межрасовых отношениях, которые появились за последние 50-60 лет. Это успешная иммиграция меньшинств, а также масштабная политика равных возможностей, проводившаяся при поддержке государства, Великое пробуждение черного сознания в его современной инкарнации, постоянная критика принадлежности к белой расе и т.д. Приведу лишь один очевидный, весьма заметный, но зачастую замалчиваемый пример таких культурных сдвигов. Сегодня в бизнесе (пусть и не на главных руководящих постах), в профессиональном спорте и в «крутой» культуре для масс белые уже не занимают доминирующие позиции.
По данным американской переписи, которые широко цитируют такие порталы как Wikipedia и Britannica, в США больше всех зарабатывают отнюдь не белые, а выходцы из Индии, у которых средний доход (на семью) составляет 135 453 доллара. Второе место занимают наши новые американцы тайваньского происхождения с весьма приличным доходом в 102 328 долларов. А в целом по показателям семейного дохода белых с их 65 902 долларами в настоящее время опережают аж 20 этнических меньшинств, среди которых не только американцы индийского и тайваньского происхождения, но и люди филиппинского, китайского, японского, непальского, сингапурского, пакистанского, иранского, ливанского, шри-ланкийского, индонезийского, корейского, нигерийского, камбоджийского, хмонгского, вьетнамского, ганского, турецкого и лаосского происхождения.
То же самое можно сказать и о многих других областях, о которых пишет автор книги «Посредственно». Олуо весьма интересно, но не всегда убедительно утверждает, что из-за выработанной когда-то белыми мужчинами концепции «христианства с мускулами» развился и обрел популярность американский футбол, который по сей день влияет на актуальные тренды в США. Но время не стоит на месте. Невероятно популярная Национальная футбольная лига сегодня на 68% состоит из афроамериканцев и лишь на 28% из белых. Остальные 4% гладиаторов — это выходцы из Азии и с тихоокеанских островов, цветные латиноамериканцы и спортсмены смешанных рас. Кроме того, чернокожие сегодня не сидят на скамейке запасных и не расчищают дорогу элитным талантам типа Аарона Роджерса и Джастина Уотта. По данным спортивного сайта fantasypros.com, на позиции квартербэка, которая традиционно принадлежала белым, чернокожие сегодня занимают шесть мест в первой десятке. Это Патрик Махоумс (1), Ламар Джексон (3), Кайлер Мюррей (4), Сешон Уотсон (5), Дак Прескотт (6) и Рассел Уилсон (7).
Олуо даже этот успех пытается представить как проявление расизма. Она отмечает, что чернокожие мужчины часто жертвуют «своими телами…и умами», принося их на алтарь профессионального футбола. Но логика подсказывает: травмы и жестокость в этом спорте были всегда, даже когда все игроки НФЛ были белыми, а шлемы делали из обувной кожи. Кроме того, афроамериканцы составляют 74,4% Национальной баскетбольной ассоциации, а этот вид спорта вряд ли можно назвать более жестоким (и даже более высокооплачиваемым), чем американский футбол. И еще, для полноты картины. В 2019 году примерно треть заветных наград Грэмми досталась чернокожим и прочим цветным. Среди них Дрейк, Чайлдиш Гамбино, Фаррелл и Карди Би, хотя она получила награду не за свою ставшую культовой песню «WAP».
Конечно, все это отнюдь не означает, что белые не получают свою долю наград на песенных, актерских и прочих конкурсах в современных Соединенных Штатах. Что белые не доминируют в некоторых секторах общества, или что современный расизм не существует. Отбросив в сторону анекдоты про лодочный спорт и выращивание лекарственных трав, мы увидим, что в некоторых секторах бизнеса белые по-прежнему занимают преимущественное положение на верхних ступеньках руководства. По данным Statista, в 2018 году среди генеральных директоров компаний афроамериканцев было лишь пять процентов. Правда, неожиданностью стало то, что 30% директоров имеют азиатские корни, а 19% — латиноамериканские (но они в основном белые латиноамериканцы). Однако утверждение Олуо о том, что многие белые, занимающие столь высокие должности, являются «посредственностями и не заслуживают своего положения», выглядит весьма странно в свете другого заметного явления, приобретшего общенациональный размах и узаконенного на государственном уровне. Речь идет о политике равных возможностей в рамках борьбы за равноправие.
Будучи бизнесменом из числа «белых воротничков» и преподающим в вузе ученым, я должен сказать, что одним из наиболее заметных и показательных упущений в академической среде является пренебрежительное отношение к антидискриминационным действиям в научной и интеллектуальной литературе. Как отмечают в своей книге «Нестыковка» (Mismatch, 2012 г.) Сандерс и Тейлор, основная цель буквально каждого серьезного университета (и каждой корпорации, входящей в список Fortune 500) заключается в том, чтобы привести состав первого курса в примерное соответствие с демографическим составом населения США. А поскольку существуют огромные различия по показателям вступительных тестов (несомненно, они объясняются прежними конфликтами и дискриминационным отношением), на практике это требует принятия двойных стандартов в пользу меньшинств.
В 2017 году средний показатель по математике в академическом оценочном тесте у чернокожих составлял 462, у коренных американцев (индейцев) 477, у латиноамериканцев 488, у белых 553, а у американцев с азиатскими корнями 612. Чернокожая молодежь показала немного лучшие результаты по чтению, но в целом показатели по группам были аналогичные. Очевидно, что такая же картина при наборе студентов существует в большинстве вузов, что идет на пользу абитуриентам из меньшинств. По международным стандартам в таких показателях нет ничего ужасного, и большинство американских школьников заслуживают того, чтобы продолжить учебу в том или ином колледже. Поэтому очень странным кажется довод о том, что только белая молодежь имеет привилегии на экзаменах, а также незаслуженно получает места в вузах.
На самом деле, Олуо довольно часто замечает, что «несовершенное поведение изгнанного из Эдема человека», показывающего посредственные результаты во время тестов, есть характерная черта именно белого мужчины, а не кого-то другого. Например, она верно подмечает, что у Джо Байдена в прошлом было несколько весьма неловких заявлений и что как-то раз он ослабил свою поддержку программы интеграции детей в школах, чтобы сохранить свои политические позиции у избирателей. Далее Олуо заявляет: «У нас есть белые мужчины на высоких политических должностях, которые считают глобальное потепление обманом. У нас есть белые мужчины на высоких политических должностях, которые считают, что расовая интеграция вредна для Америки». Она утверждает (справедливо, с учетом недавних событий), что политика идентичности у белых может существовать как на правом, так и на левом фланге.
Ну да, конечно. В этом даже нет никаких ошибок, и многое в книге Олуо стоит прочесть. Но консерватору, который не является расистом, до смешного легко ей возразить. Порочность и глупость — такие черты встречаются отнюдь не только у белого человека. Партнер Байдена по президентской гонке, чернокожая индоамериканка Камала Харрис как-то раз намекнула, что Байден — расист. А во время напряженных дебатов с Байденом она сказала, что поддерживает перевозку школьников в другие школы в целях расовой интеграции. Но позже она со смехом призналась, что сказала так только из-за того, что «это были дебаты». А еще Харрис недавно совершила плагиат, воспользовавшись словами Мартина Лютера Кинга (!) и заявив, что «с младенчества выступает за свободу». Олуо также касается и более серьезных моментов, заявляя, что в Америке есть женщины и мужчины из меньшинств, которые истинной датой основания страны считают 1619 год (эта дата считается началом рабства в США — прим. перев.), а также полагают, что уникальными Соединенные Штаты стали исключительно благодаря рабам. Есть и такие, кто основной причиной войны за независимость считают стремление сохранить рабство. Мне очень хорошо известны эти странные и не очень аргументы, потому что «Нью-Йорк таймс» недавно запустила проект 1619, который превратил их в общенациональную платформу.
Естественным следствием доводов Олуо о том, что несостоятельность и порочность белых мужчин не просто реальна, но и почему-то уникальна, является ее открытое заявление о полном отсутствии критики в адрес белых мужчин за их многочисленные прегрешения. Как отмечается в рецензии «Нью-Йорк Таймс», Олуо утверждает, что белым мужчинам, в том числе, бизнесменам, профессиональным спортсменам, владельцам команд и политикам правого и левого толка часто удается «укрываться от культурного возмущения» благодаря своей принадлежности к белой расе. Такие обвинения в последнее время все чаще звучат из уст политкорректных и политсознательных граждан. Робин д'Анджело (Robin d'Angelo) в своем бестселлере «Слабость белых» (White Fragility) делает знаменитое заявление о том, что белые американцы «слабы», так как в отличие от угнетаемых по сей день цветных людей, их почти никогда не призывают к ответу за расовые ляпы и грехи.
И это тоже правда, но только из прошлого. Данное утверждение снова отстало от времени. Половина средств массовой информации и большая часть научного сообщества только тем и занимаются, что целыми днями критикуют белых, особенно белых мужчин. 1 марта 2020 года я в шутку ввел в строку поиска фразу «плохие белые мужчины». К своему изумлению, в результатах я увидел вполне серьезные статьи ведущих средств массовой информации с заголовками типа «Проблема избытка белых мужчин» (resilience.org), «Белые мужчины плохие» (belfercenter.org) (правда, эта статья была в основном саркастическая), «Как объяснить привилегии белых белому банкроту» (издание медицинского факультета Университета Дьюка), а также критическую статью в Википедии о «разгневанных белых мужчинах» и редакционную статью в «Вашингтон Пост», авторы которой умоляли белых прочесть книгу д'Анджело. Олуо тоже попала в первую двадцатку результатов поиска со своей книгой, которая названа примером того, почему «посредственных белых мужчин пора лишить власти» (NBC News).
Есть и более серьезные примеры. У «Вашингтон пост» есть отличная база данных по убийствам, совершаемым полицейскими, которая называется «Смертоносная сила». Согласно этой базе данных, примерно 50% застреленных полицейскими за среднестатистический год — это белые, а 7-8 человек из 10 не являются чернокожими. Но в результате углубленного многочасового исследования я со своим помощником сделал следующий вывод: этим 75% случаев серьезного полицейского насилия посвящено лишь 20% материалов СМИ по данной теме. Далее. Насильственные межрасовые преступления с участием чернокожих и белых американцев составляют всего 3-5% от общего числа серьезных преступлений в США (к ним относятся все тяжкие, особо тяжкие и имущественные преступления), и 80% таких преступлений обычно совершают чернокожие. Опять же, ведущие средства массовой информации уделяют постоянное и пристальное внимание этой второстепенной проблеме, причем внимание это неизменно приковано к тому крошечному меньшинству преступлений, которые совершены белыми против черных. «Купон Карл» (продавец аптеки, ложно обвинивший чернокожую женщину в подделке купона и тем самым приковавший к себе внимание СМИ — прим. перев.) и «Патрульный бассейна Пол» (смотритель бассейна в жилом квартале, потребовавший от чернокожей посетительницы доказать свое право на пользование бассейном — прим. перев.), а также белые полицейские, участвовавшие в препирательствах с чернокожими подозреваемыми, очень удивились бы, узнав о том, что критиковать белых мужчин нельзя.
Лучше бы Олуо назвала свою книгу не «Посредственно», а «Очень человечно». Практически никто не отрицает, что у белых мужчин как у категории людей долгая история расизма, что они способны участвовать в политике идентичности (как и все остальные), и что среди них есть очень глупые политики. Но было бы просто неверно говорить о том, что члены этой группы до сих пор владеют всем мировым или даже американским бизнесом, что они в нынешнюю эпоху антидискриминационных действий чаще цветных получают места в престижных вузах и являются главными проводниками политики идентичности. Лучше всего относиться к белому человеку (как и к людям любого другого цвета кожи) так, как я подошел к анализу увлекательной, но небезупречной книги «Посредственно». Надо выносить справедливое индивидуальное суждение в каждом отдельном случае.
Уилфред Рейли — доцент политологии, работающий в университете штата Кентукки. Он автор книг «Надувательство с преступлениями на почве ненависти, или как левые рекламируют фальшивую расовую войну» (Hate Crime Hoax: How the Left is Selling a Fake Race Wa), и «Табу. 10 фактов, о которых нельзя говорить» (Taboo: 10 Facts You Can't Talk About).

Источник
Новости партнеров
Загрузка...