Полная версия

Teologia Polityczna: Запад ослаб, но и Россия не так сильна

  20 ноября 2020, 12:45 464

Интервью с социологом, экспертом по внешнеполитическим вопросам, сотрудником Лодзинского университета Рышардом Махниковским (Ryszard M. Machnikowski).
Teologia Polityczna: В какой точке мы сейчас находимся, если говорить об охладевших за последние годы отношениях между континентальной Европой и англосаксонским миром?
Рышард Махниковский: Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сперва обрисовать геостратегическую ситуацию как в глобальном, так и в европейском масштабе. Во-первых, мы наблюдаем закат «Пакс американа». Слабеющая сверхдержава, какой стали сейчас США, не имеет сил и даже особого желания его сохранять. Этот процесс начался уже при президенте Бараке Обаме, который решил ограничить присутствие Америки в некогда важных для нее регионах (Европа, Ближний Восток, Средняя Азия), и продолжался при администрации Дональда Трампа. Сомневаюсь, что новый американский президент решит изменить этот тренд, но даже если он захочет это сделать, ему в любом случае не удастся. Международные отношения не терпят пустоты, поэтому на место уходящих Соединенных Штатов стараются втиснуться региональные державы с большими амбициями Турция (Ближний Восток и Северная Африка, Средняя Азия), Германия (Центральная Европа) и даже страны со смелыми запросами, но недостаточным потенциалом для их реализации, как Иран. Там, где таких региональных держав нет, распространяются исламистские ирредентистские движения (Черная Африка и регион Сахеля, Ближний Восток).

Во-вторых, мы наблюдаем процесс постепенного, но неуклонного распада «трансатлантического сообщества», ставший следствием окончания холодной войны и утраты общих интересов. Прежняя советская угроза исчезла, перестала объединять Запад, этот процесс начался раньше, чем описанный выше. Ее место заняли другие, не менее опасные угрозы, исходящие в первую очередь с юга и юго-востока — от давних европейских колоний. Такие обстоятельства способствуют попыткам продвижения главными политическими игроками в Европе, то есть Францией и Германией, своих узких интересов. Сейчас их безопасность зависит не от «американских гарантий», а от развития обостряющейся ситуации в Африке и на Ближнем Востоке.
Однако ни Париж, ни тем более Берлин не располагают инструментами, позволяющими эффективно на эту ситуацию воздействовать. Именно поэтому недавно Макрон, которого сразу же поддержала Меркель, предложил пересмотреть принципы функционирования Шенгенской системы, то есть попытаться построить (воссоздать) «европейскую крепость». Такая попытка, конечно, обречена на провал, однако, она демонстрирует, какой хаос царит сейчас в «европейской политике».
Все это сочетается с третьим новым явлением — распадом англосаксонского мира и решением о Брексите. «Особых отношений», которые связывали США и Великобританию, больше нет, в том числе по указанным выше причинам. Соединенное королевство уже не играет важной роли в американской политике, что британцам прекрасно известно. Они стараются в первую очередь создать «британскую крепость», что сделать чуть легче ввиду островного характера государства, а во вторую — закрепиться в роли Дубая или Сингапура Европы то есть, как иронизируют некоторые, стать крупнейшей «прачечной» для арабского, российского, а потом и китайского капитала в регионе (впрочем, это уже происходит).
Так что как трансатлантические, так и англо-американские отношения будут становиться все более прохладными, хотя время от времени могут предприниматься попытки их реанимировать. Сейчас мы, если воспользоваться выражением Тимоти Гартон-Эша (Timothy Garton Ash), наблюдаем «рефолюционные» (сочетание слов «революция» и «реформа», — прим.пер.) подвижки геостратегического плана, которые меняют глобальный расклад сил. К сожалению, не все успели это заметить, а поэтому продолжают мыслить категориями, которые не подходят к современной меняющейся ситуации.
— Как перемены у двух ключевых мировых лидеров трансатлантического мира, уход Ангелы Меркель и Дональда Трампа, повлияют на отношения между Западом и Россией?
— Администрация Байдена может прекратить конфликт между США и Западной Европой, завершить торговую войну и даже несколько смягчить санкции против «Северного потока — 2», чтобы они не затрагивали немецкие компании, которые участвуют в этом ключевом с точки зрения интересов Германии на европейском пространстве проекте. Однако новое американское руководство не в силах изменить мировые тенденции.
К заявлению Меркель о намерении уйти в 2021 году, я отнесся бы скептически. У немцев возникла серьезная проблема: Меркель некому передать власть, в немецких элитах до сих пор не удалось найти лидера ее формата. Предпринимавшиеся несколько раз попытки выглядели не слишком обнадеживающими. Так что, думаю, Германия вряд ли решится рисковать дестабилизацией на внутриполитической сцене ради окончательного ухода Меркель из политики. Ей придется, пожалуй, хочет она того или нет, остаться на посту. Такая проблема, впрочем, касается не только этой страны.
— Как отразится на отношениях между Западом (в первую очередь Германией) и Россией недавнее ужесточение санкций в отношении «Северного потока — 2»?
— Вопрос должен звучать так: действительно ли администрация Байдена ужесточит ограничительные меры, наносящие удар в том числе по европейским, немецким партнерам? Демократы, разумеется, выдвигают претензии к России за то, что она якобы сыграла свою роль в избрании Трампа четыре года назад, но они будут проводить политику, ориентируясь на реалии 2021, а не 2016 года.
Мир успел за это время сильно измениться. Пандемия ускорила глобальный трансфер капитала и власти, позволила Китаю закрепиться на позиции главного претендента на строительство «нового дивного мира». В этой роли он может рассчитывать на всеобъемлющую поддержку (в том числе американских) корпораций сектора новых технологий. Проблема Пекина заключается в том, что он пока не обладает потенциалом, позволяющим контролировать такой мир. Мы наблюдаем анархизацию международных отношений: прежний арбитр, которого боялись все игроки, начал медленно, но неуклонно покидать ринг, прежде чем новый обрел достаточно сил, чтобы туда вскарабкаться.
— Как Россия относится к заявлениям Байдена о его намерении нарастить присутствие войск НАТО в Европе?
— Наращивание натовского потенциала в Европе — не самая главная проблема для России. У нее есть сейчас три более серьезные. Первая и самая важная проблема связана с потенциальным преемником действующего лидера, который не сможет править вечно. В России тоже нет фигуры необходимого масштаба, которая бы смогла взять на себя обязанности главы государства, не повредив сложную систему переплетения интересов, взаимосвязей между властью и бизнес-элитами.
К этому добавляется вторая проблема: ухудшение экономической ситуации в России, которое может повлиять на ситуацию общественную в тот момент, когда холодильник в умах россиян окончательно возьмет верх над телевизором. Из этого проистекает необходимость произвести перезагрузку в отношениях с Западом ради отмены санкций, но тому, вероятно, будет сложно сотрудничать с очередной фигурой путинского покроя, которая появится в Кремле. Так что в Москве может появиться идея разыграть некий тонкий и неочевидный гамбит, чтобы новый российский лидер был для западных стран более удобоваримым.
Третья проблема заключается в том, что хотя Россия устраивает рискованные эскапады в Африке и на Ближнем Востоке, а также имеет выходящие за рамки регионального масштаба амбиции, ее деятельность оказывается недостаточно эффективной. Недавняя война в Нагорном Карабахе (как, впрочем, и ситуация на Украине ранее) показала, что Москве становится все сложнее контролировать постсоветское пространство.
За 44 дня Турция в Нагорном Карабахе сделала то, что 12 лет назад Россия — за пять дней в Грузии. Разумеется, в «ближайшем зарубежье» полностью игнорировать Москву не получается, поэтому она принимает участие в «мирных переговорах». В их ходе Кремль полностью подчинил себе Армению, однако, его союзник заплатил безвозвратной утратой территории. Думаю, турки мудро позволили России сохранить лицо и не допустили ее унижения. Здесь нет ничего удивительного, ведь они хотят продолжать вести с ней сотрудничество. Всевозможные последствия этого чрезвычайно знаменательного события мы еще увидим, благоприятными для россиян они не будут. В среднеазиатских республиках российские влияния методично вытесняются китайскими, те будут усиливаться, ведя к переориентации руководителей этих государств на восток.
В контексте нагорно-карабахского конфликта обращает на себя внимание полная безучастность и беспомощность западных стран, которые в рамках Минской группы ОБСЕ выступали гарантами соглашения между Арменией и Азербайджаном от 1994 года. В состав этой группы входила также Россия, а сегодня она отправляет «миротворцев» на границу, правда, значительно передвинувшуюся в ее направлении.
Ситуация сейчас выглядит так, что США не могут контролировать глобальный порядок, а Россия — порядок даже в пределах постсоветского пространства. Присутствие одного или двух дополнительных американских батальонов на Западе Европы в этом контексте не имеет особого значения. В первую очередь ей нужно справиться с перечисленными выше проблемами.

Источник
Новости партнеров
Загрузка...