Полная версия

Центральная Азия и Кавказ: чего ждать в 2021 году (Eurasianet)

  12 января 2021, 13:45 334

2020-й стал историческим годом для Кавказа, где Азербайджан развязал войну и успешно вернул себе большую часть территории, которую уступил армянам в 1990-х годах. Это было эпохальное событие, запустившее процесс формирования нового политического и геополитического порядка в регионе. В 2021 году мы увидим продолжение этого процесса.
Безусловно, самые мрачные перспективы на 2021 год касаются Армении. Наступивший год станет поворотным в политическом отношении: будет чудом, если премьер-министр Никол Пашинян сохранит свой пост после поражения от Азербайджана, но его уход может повлечь за собой период неопределенности. Если Пашинян уйдет, выстоят ли ценности Бархатной революции 2018 года, которую он возглавил, — искоренение коррупции и демократизация Армении? Следует ожидать, что 2021 год будет полон политических потрясений.

Настали смутные времена и для армян Нагорного Карабаха. В результате войны территория, которую они удерживают, стала намного меньше, а азербайджанцы — намного ближе. Российские миротворцы пока обеспечивают безопасность, но продолжат ли армяне думать, что в Карабахе стоит оставаться на долгосрочную перспективу? Или они посчитают, что их дни в Карабахе сочтены, и будут сидеть на чемоданах? В конечном итоге люди проголосуют ногами и деньгами, и в 2021 году мы, вероятно, получим более четкое представление о том, насколько жизнеспособным окажется Карабах.
После победы в войне Азербайджан пребывает в эйфории. Но теперь перед ним стоит непростая задача — восстановить и заселить возвращенные территории. Это придется делать на фоне истощения государственного бюджета из-за стабильно низких цен на нефть, и процветания коррупции в государственных учреждениях. Но победа в войне принесла президенту Ильхаму Алиеву политический капитал, который в ближайшее время не иссякнет.
В стране процветает триумфализм, и Баку проявляет все меньше признаков терпимости по отношению к чему-либо, что не согласуется с его самыми сильными националистическими порывами. Но он также утверждает, что готов приветствовать армян Карабаха в качестве граждан Азербайджана. В этой связи, предпримет ли Баку в 2021 году какие-либо действия, чтобы они почувствовали себя как дома? Серьезными шагами могли бы стать уголовное преследование солдат, обвиняемых в совершении ужасных военных преступлений, и отказ от пропаганды чокнутой «албанской» теории, с помощью которой Баку пытается стереть историю армян в регионе. Никто не ожидает, что это произойдет, а между тем это крайне необходимо сделать для обеспечения мира в регионе.
Новости о Грузии немного отошли на второй план из-за драматичных событий к югу от нее, но и это государство стоит на распутье. После оспариваемых выборов все оппозиционные партии бойкотируют парламент, в результате чего в Грузии впервые с советских времен будет править одна партия. Доверие к политикам в стране и раньше находилось на низком уровне, и непонятно, как страна выйдет из этого тупика.
Кроме того, Грузия как никто в регионе ждет скорейшего окончания пандемии covid-19. Экономика страны сильно зависит от туризма, и сезон 2020 года полностью провалился. Гиды, хозяева сдаваемых через Airbnb квартир и рестораторы — по крайней мере те из них, кто еще в бизнесе, — отчаянно надеются, что пандемия спадет к началу нового курортного сезона.
Центральная Азия
В Центральной Азии в начале 2021 года ожидаются выборы сразу в двух странах, но ни одни из них ничего особо не сулят с точки зрения демократизации региона.
Предстоящие 10 января выборы нового президента Кыргызстана являются внеочередными: они были назначены после гражданских беспорядков в октябре 2020 года. Ожидается, что с большим отрывом победит Садыр Жапаров, который до начала беспорядков прохлаждался в тюрьме по обвинению в похищении человека.
С институциональной точки зрения, это будет только аперитивом. Кыргызских избирателей также просят — в самых расплывчатых выражениях — решить, предпочитают ли они жить при президентской или парламентской системе. Если возобладает первый вариант, многие ожидают возвращения к ситуации, когда страной будет править авторитарный лидер, как это было при свергнутом президенте Курманбеке Бакиеве.
Позже в стране также должны состояться новые выборы в парламент (результаты октябрьского голосования были отменены). Если Жапаров добьется своего, то законодательный орган нового созыва может оказаться самым кротким с момента обретения Кыргызстаном независимости в 1991 году.
В медленной гонке бессмысленных парламентов Казахстан всегда является сильным претендентом. По удивительному совпадению, голосование здесь также состоится 10 января. Но даже самое робкое из оппозиционных объединений — Общенациональная социал-демократическая партия Казахстана — заявила, что бойкотирует выборы. Таким образом, стране гарантирован блеклый парламент, состоящий из проправительственных партий.
Когда в 2019 году Нурсултан Назарбаев уступил президентское кресло своему давнему другу Касым-Жомарту Токаеву, некоторые наивные души, возможно, ожидали умеренных политических реформ. Но подобным планам — если они вообще были — не суждено сбыться в обозримом будущем из-за катастрофической пандемии covid-19.
Согласно опубликованной недавно оценке Национального банка, по результатам 2020 года экономика может сократиться на 2,7 процента. При этом прогнозируется, что она вернется к росту уже ко второму кварталу текущего года. Финансовый регулятор связывает это с применением правительством «денежной пушки» для подавления кризиса. Более прозаичным объяснением является то, что, согласно ожиданиям энергетических аналитиков, к середине 2021 года должны восстановиться цены на нефть. Но неспособность Казахстана диверсифицировать экономику неизменно висит камнем на ее шее.
В Узбекистане экономические вопросы также будут главной темой общественного дискурса. Covid-19 сильно ударил по стране, но Узбекистан хотя бы ожидает в 2020 году умеренного роста ВВП на 1,5 процента. Для сравнения, годом ранее экономика прибавила 5,5 процента.
На этом фоне страна никак не может решить, в каком направлении двигаться. Официальные лица как-то предсказывали, что в 2021 году Узбекистан будет принят во Всемирную торговую организацию. Но в свете получения Ташкентом в декабре статуса наблюдателя в возглавляемом Россией Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) будет много споров о том, какой из этих двух блоков является более перспективным.
Между тем в этом году в Узбекистане откроется представительство МВД России, целью которого будет сокращение бюрократических препон для узбекских трудовых мигрантов. Российские СМИ, вероятно, неоднократно будут указывать на то, что после вступления в ЕАЭС многие из этих трудностей практически полностью исчезнут.
Тем временем внутри страны делается упор на сокращение присутствия государства в экономике. Соответственно, в этом году ожидается приватизация крупных государственных предприятий, таких как Ферганаазот, Дехканабадский калийный завод и Кока-Кола Ичимлиги Узбекистон Лтд, а также ряда зон отдыха и отелей.
Если все пойдет хорошо, то экономический рост, по официальному прогнозу, может составить минимум 5 процентов.
Год завершится президентскими выборами, на которых глава государства Шавкат Мирзиёев будет с легкостью переизбран. Несмотря на все разговоры о реформах в Узбекистане, вопрос о развитии политической конкуренции на повестке дня не стоит. Выборы лишь подтвердят, насколько незначительный прогресс был достигнут на этом поприще.
Между тем Таджикистан обычно даже не делает вид, что проводит реформы или открывается миру. Президент Эмомали Рахмон заявил в конце 2020 года о победе над COVID-19, что, скорее всего, не соответствует действительности. Даже если это правда, то успех был достигнут лишь путем изоляции страны, а это сделали и многие другие страны. Хотя 2021 год должен бы стать годом восстановления, у страны нет для этого фундамента.
Решение Рахмона заявить о победе над коронавирусом, вероятно, связано с его желанием, чтобы Россия снова распахнула двери для таджикских трудовых мигрантов, чьи денежные переводы так важны для экономики. В конечном счете это обязательно произойдет, но, вероятно, придется подождать еще несколько месяцев.
Тем временем Таджикистан все больше склоняется под весом долгов. В ноябре министр финансов сообщил, что в 2021 году правительство намерено занять у международных кредиторов еще 562 миллиона долларов. Между тем Таджикистан находится в списке стран, просящих отсрочки по уже имеющимся кредитам.
Легче всего в отношении Таджикистана в 2021 году предсказать то, что пресс-служба президента продолжит публиковать фотографии Рахмона на фоне столов, ломящихся под грузом еды. Это грубая, выдержанная в советских традициях попытка запудрить мозги. При этом особенно грустно то, что население страны все больше недоедает.
Но, возможно, Рахмону надоест всем этим заниматься, и он, как предполагают некоторые, в 2021 году передаст власть своему сыну Рустаму Эмомали, который сейчас одновременно занимает должности председателя верхней палаты парламента и мэра Душанбе.
В то время как в Киргизии и Казахстане будут избраны новые депутаты, в Туркменистане в 2021 году должна появиться новая палата парламента. В конце марта будут избраны члены консультативного органа под названием Халк Маслахаты (Народный совет), который, по сути, является сенатом.
Естественно, это делается не для того, чтобы дать народу голос. В Туркмении 2020 год оказался даже хуже обычного с точки зрения основных свобод. Например, людей запугивали за попытки задокументировать дефицит продовольствия. И нет никаких оснований полагать, что что-то изменится.
Создание сената, скорее всего, является неуклюжим маневром в рамках процесса по построению механизма передачи власти — на случай, если президент Гурбангулы Бердымухамедов решит передать бразды правления близкому родственнику или внезапно умрет на посту, как его предшественник.
Каждый год в Туркмении проходит под каким-нибудь лозунгом. В 2021-м, по решению президента, девизом будет «Туркмения — страна мира и доверия». Когда центральноазиатские деспоты начинают говорить о мире, доверии, стабильности и тому подобном, это обычно является четким признаком того, что правительство намеревается ввести жесткую экономию, и что население должно будет терпеть и улыбаться.
Работающие из-за рубежа СМИ сообщили, что с нового года должны начаться массовые увольнения сотрудников МВД, и есть все основания предполагать, что подобное затягивание поясов распространится и на другие министерства, ведомства и организации.
Джошуа Кучера является редактором Eurasianet по Турции и Кавказу, а также автором блога The Bug Pit.
Питер Леонард является редактором Eurasianet по Центральной Азии.

Источник
Новости партнеров
Загрузка...