Полная версия

Zaxid: как Порошенко стал «радикальным националистом»

  10 июля 2019, 23:30 275

Да, вы не ошиблись, если подумали о том крае, который мы для понимания называем Галичиной. Действительно, в течение всего периода независимости три бывшие галицкие области были настоящим пристанищем для влиятельных украинских политиков, которые для сохранения своих позиций на властном Олимпе, обращались за помощью к галичанам. Галичина всегда выступала в роли, так сказать, хранительницы величайших национальных ценностей. Она не позиционирует себя без государственной независимости Украины, ее выразительных национальных черт, и это прекрасно. Всегда должен быть определенный эталон, вокруг которого будут разыгрываться всякие разные компромиссные и бескомпромиссные баталии.
Если вкратце проанализировать недавнюю историю, то можно увидеть некоторые метаморфозы. Если на первых президентских выборах Галичина пламенно поддерживала диссидента Вячеслава Черновола и противилась недавнему секретарю по идеологии ЦК КПУ Леониду Кравчуку, то уже на следующих поддержала того же «коммуняку» только ради того, чтобы не допустить ставленника Востока — Леонида Кучму. Победа «красного директора» Кучмы обернулась для галичан страшной трагедией и предвкушением потери независимости Украины в недалеком будущем.

Но уже на следующих выборах, когда на горизонте замаячила, организованная пиарщиками Кучмы, угроза коммунистического реванша в лице Петра Симоненко, Галичина самоотверженно бросилась на защиту гаранта и хранителя украинской государственности Леонида Кучмы. То есть Галичина, протестуя в начале, в дальнейшем всякий раз превращалась в своего рода Землю обетованную для недавних своих врагов.
Метаморфозы метаморфозами, но пора, наконец, задуматься о причине такой радикальной изменчивости. И для этого лучшим примером является нынешняя актуальная ситуация, связанная с Петром Порошенко. Забегая наперед, сделаю предположение: это происходит из-за того, что в Галичине больше верят мелодичным словам, чем действиям. Оказалось, что Галичина любит ушами. А успешные бизнесмены постсоветского образца очень ловко умеют «ездить по ушам». И для них не существует невозможного в достижении цели: слова — ничто, цель — все.
Дело в том, что Петр Порошенко никогда националистом не был, галицких культурно-исторических ценностей не разделял, к Украинской греко-католической церкви не принадлежал и «бандеровцев» героями не считал. Так что же могло в природе измениться, чтобы судьба определила его на роль отца украинской нации в Галиции?
Ответ банально прост: слова и риторика. Пять лет своего президентства Петр Порошенко оттачивал ораторское мастерство. Для одних театрально-пафосные речи Порошенко были невыносимыми, а для других — бальзамом на раны исстрадавшейся за Украину душе. Правда, были и такие, для кого очередная победа Порошенко стала бы гарантией на следующие пять лет для использования государства в качестве безотказной синекуры (в средневековой Европе это административная должность в католической церкви, не связанная с заботой о душах прихожан — прим. перев.). Но они в этом никогда не признаются. Вероятнее всего и дальше будут прятаться за громкими патриотическими лозунгами.
Некоторое время после избрания президентом, Порошенко не прибегал к националистической риторике. Он был занят гораздо более важными делами: ломал через колено Верховную раду, занимаясь формированием своего послушного большинства, боролся за устранение из правительства Арсения Яценюка, выдвигал на должность генпрокурора тех, кто «сольет» с пользой для дела видных функционеров режима Януковича, и успешно саботировал антикоррупционные реформы. Казалось бы, после такого послужного списка, человека должны были бы отправить на свалку истории и еще с «волчьим билетом». Но нет, потому что на Украине есть патриотически настроенные галичане, которые за слова об идеологии украинского национализма готовы хоть в Фредди Крюгера вдохнуть жизнь, или по крайней мере отсрочить его политическую смерть.
Какое-то время в ораторском вдохновении Порошенко не очень внимательно следил за словами. Показательным стало его выступление 25 марта 2015-го года в стенах СБУ, когда он эмоционально выпалил: «Циничные бандеры… бандиты, в военной форме с оружием в руках. Грабили украинцев, тайно убивали их». Не будем говорить об оговорках по Фрейду, но отметим только, что чем горшок наполнен, тем и зловонить будет.
И, несмотря на такие оговорки, что очень многое говорит об истинном отношении Порошенко к отдельным историческим персонажам и формациям, он как будто бы не замечает «оуноцентричной» (ОУН — запрещенная в России организация — прим. ред.) исторической политики, которую проводил Украинский институт национальной памяти. Он совсем не реагирует на принятие Верховной радой трех «исторических» законов в том же 2015-м году, в которых, к слову, отчетливо просматривается прославление ОУН и УПА (запрещенные в России организации — прим. ред.). Выглядит так, что гуманитарную политику Порошенко отдал на откуп ценителям радикального национализма, чтобы под прикрытием околоисторической трескотни заняться гораздо более серьезными делами. Приоритетом президента стал контроль над государственными финансовыми потоками. А его историческая политика одновременно была некой «грядочкой для помидорчиков», которая позволила бы в трудные времена не пропасть.
Основатели украинской исторической политики будто по умолчанию работали над подготовкой почвы для будущего последнего плацдарма Порошенко. Отчетливый крен в поведении президента стал заметен только тогда, когда социологические опросы показали невероятный рост его антирейтинга. И здесь Петр Алексеевич, как искусный гимнаст, сделал сальто в воздухе и стал радикальным националистом. Галичина его приняла и полюбила. Приняла как лидера, который обеспечит будущее «украинской Украины».
На самом деле ничего странного в поведении жителей условной Галичины нет. Они стараются свято оберегать статус своеобразного Пьемонта для всех украинских земель. Гордятся, что являются носителями родного языка, верны вере предков. Поклоняются борцам за свободу и независимость Украины. Но именно здесь и кроется самый актуальный вопрос: как так могло случиться, что эти хранители украинского Грааля связали свою судьбу с личностью Петра Порошенко? С человеком, который всего-навсего использует веру как инструмент, чтобы остаться в политике, чтобы не потерять власть?
Неужели среди них нет людей, которые могут сопоставить несколько простых вещей? Например, ну как можно поверить лозунгу Петра Порошенко «Язык»? Поверить в искренние намерения человека защищать любой ценой украинский язык, если он в быту и, главное, в семье является русскоязычным? Настраивать одних граждан против других по языковому признаку, когда его дети — русскоязычные и не видят ничего плохого в использовании футболки с надписью «Russia»? Или, как можно верить в искренность лозунга «Вера», если президент секулярной страны грубо вмешивается в церковную сферу и делает ее элементом своей избирательной кампании, превращая важное для общества событие в заложника собственного не/успеха? И недостаточно ли было галичанам фотографий Порошенко в роли иподиакона в церкви Московского патриархата? Это уже как-то совсем просто.
О лозунге «Армия» после журналистского расследования о коррупции в Укроборонпроме вообще говорить не прилично. Как и о нынешних лозунгах видоизмененной на «европейскую солидарность» партии Порошенко. Только дети могут не понять, что пять лет правления Порошенко серьезно отдалили Украину от заветной цели вступления в ЕС.
И несколько вопросов в завершение. Как могла Галичина связать будущее «украинской Украины» с личностью с абсолютным антирейтингом? Почему она снова согласилась стать землей обетованной для аутсайдера, решившего напоследок ее грубо использовать? Вывод один: либо надо прекратить любить ушами и прощаться с инфантильными мечтами, либо лишиться титула Пьемонта Украины.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник
Новости партнеров
Загрузка...